Топ-менеджер ЕИБ: Коррупционные потоки простираются снизу до высших эшелонов украинского государства

logo


Дмитрий ДубенскийДмитрий Дубенский
Жан-Жак Сулакру прокомментировал Hubs главный сдерживающий фактор для притока в Украину зарубежных инвестиций

Несмотря на неоднократные призывы премьера Владимира Гройсмана к зарубежному бизнесу заводить инвестиции в Украину и заверения в улучшении инвестпривлекательности страны, иностранный капитал не особо торопится вкладываться в украинскую экономику. Это подтверждает и официальная статистика. По данным Госстата, объем иностранных капитальных инвестиций в Украину в январе-июне 2017 г. составил 2,3 млрд грн, что в 1,9 раза меньше, чем за аналогичный период 2016 г. Об основных препятствиях для роста притока инвестиций в Украину, в ходе Киевского международного экономического форума (КМЭФ), который в этом месяце проводился в Киеве, в небольшом интервью Hubs рассказал старший корпоративный банкир Европейского инвестиционного банка Жан-Жака Сулакру.

— Участники КМЭФ одной из главных проблем, мешающих росту инвестиций в Украину, помимо излишней регуляции украинской экономики, называли большие масштабы коррупции. Украинская власть публично декларируют нулевую толерантность к коррупции, но по факту – больших успехов в этом направлении нет. Какие конкретные шаги должна предпринять Украина для устранения этой проблемы?

— Действительно, главным сдерживающим фактором остается вопрос коррупции. Я не специалист по борьбе с коррупцией, но могу сказать, что это явление представляет собой настоящую проблему и создает множество трудностей для зарубежного бизнеса. Пообщавшись с представителями бизнеса, мы пришли к выводу, что в Украине проблема заключается не столько в мелкой локальной (бытовой) коррупции, сколько в институциональной. Это – очень большая проблема, и коррупционные потоки простираются снизу до высших эшелонов украинского государства.

Для того, чтобы победить институциональную коррупцию, не требуется никаких чудес. Однако для ее минимизации необходимы конкретные практические решения. Например, нужен быстрый прогресс в реформировании судебной системы для создания действительно независимых судов, а не формально независимых.

Важную роль здесь играет позиция гражданского общества, которое должно контролировать судебную ветвь власти для подавления любых проявлений коррупции.

— Не секрет, что многие украинские компании не в состоянии выполнить жесткие требования ЕИБ к заемщикам как из-за объективных причин (низкие кредитные рейтинги страны, слабая экономика) так и из-за субъективных причин (отсутствие долгосрочных бизнес-планов и т.п.). Будет ли ЕИБ с учетом украинских реалий пересматривать условия кредитования, адаптировать их к украинским реалиям?

— Наша кредитная политика применяется не только для Украины, но для всех стран мира, на рынках которых мы работаем. Мы играем по одним и тем же четким и прозрачным правилам для всех без исключения. Поэтому наша политика и подходы не будут адаптироваться к украинским реалиям – наши клиенты, без исключения, должны соответствовать требованиям, которые принимаются во всем мире.

— Какие сегменты украинского бизнеса сегодня наиболее привлекательны для вас? Каким компаниям легче заключать с вами соглашения о сотрудничестве?

— Нельзя сказать, что нам интересен какой-то конкретный сектор, но мы стараемся сосредоточиться на надежных компаниях, которые будут создавать больше рабочих мест, решать проблемы изменения климата и инновации. Следовательно, есть несколько привлекательных областей, в которых для определенных проектов мы готовы выделять средства. В частности, речь идет об агропромышленном секторе, инновационной сфере, развитии малого и среднего бизнеса, который играет важную роль в развитии экономики Украины в целом.

Например, сегодня сфера инноваций в Украине имеет очень серьезный потенциал. Украинский IT-рынок демонстрирует наличие множества сильных идей и потенциально успешных проектов. Когда можно финансировать проекты в области IT – это очень серьезный стимул для развития инновационного сектора, в котором участвуют все больше людей, стимулируется их реализация здесь, в Украине.

Помощь этому сегменту рынка также имеет и такой важный аспект: IT-поддержка останавливает «утечку мозгов» за границу Украины, а украинским IT-специалистам не нужно ездить в Европу или куда-либо еще для реализации своих проектов, но оставаться здесь, делая вклад в развитие экономики Украины.

В целом же при определении проектов финансовой поддержки мы руководствуемся своими принципами и не ограничиваемся никакими конкретными секторами экономики.

— Сколько средств было выделено ЕИБ для украинских проектов в 2017 г., каковы ваши планы по финансовому портфелю банка на следующий год, будет ли он расти и насколько?

— На самом деле по ряду причин европейским компаниям нелегко находить проекты в Украине. Мы обновляем нашу деятельность в корпоративном секторе и ищем проекты хорошего качества для финансирования. За прошедший год мы выделили $74 млн компании Nibulon, выделили $23 млн Agrofusion, недавно был одобрен кредит для агропромышленного холдинга Astarta (ранее компания ожидала получить от ЕИБ $25 млн на строительство и покупку хранилища зерна и строительного склада для сахара при общей стоимости проекта в размере $83 млн – Ред.).

Надеюсь, что в следующем году мы будем готовы подписать еще три или четыре соглашения в частном секторе, в том числе в сфере инноваций. Но это только начало, и наши амбиции в среднесрочной перспективе должны увеличить количество транзакций на украинском рынке, так чтобы наше портфолио росло, а украинские компании развивались.

Фото: оргкомитет КМЭФ

Читайте также: