«Северный поток — 2»: быть или не быть?

logo


В Евросоюзе не все считают новую ветку российского газопровода исключительно экономическим проектом.

Трехсторонние переговоры с участием представителей Евросоюза, России и Украины по возможности сохранения газового транзита через украинскую территорию после 2019 года закончились безрезультатно. По словам министра энергетики РФ Александра Новака, необходимо «создание таких экономических условий, которые были бы конкурентоспособны по отношению к другим направлениям – тому же “Северному потоку”, “Турецкому потоку”».

В настоящее время «Газпром» и государственная компания Украины по добыче, транспортировке и переработке нефти и природного газа «Нафтогаз» продолжают разбирательство в суде. Дело в том, что в феврале прошлого года Стокгольмский арбитраж постановил, что «Газпром» должен заплатить «Нафтогазу» 2,56 млрд долларов компенсации и еще 4,7 млрд долларов за транзит в 2018–2019 годах. При этом «Нафтогазу» разрешили забирать в 10 раз меньше газа, чем было изначально записано в контракте.

Газпром считает, что данное решение (вынесенное по сумме двух встречных исков – контракт на прямые поставки и транзит через Украину) «ассиметрично». Украинская сторона считает, что решение Стокгольмского арбитража пересмотру не подлежит. Следующий раунд переговоров перенесен на май, то есть уже после президентских выборов в Украине.

«Украина получила большую поддержку со стороны Еврокомиссии»

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поинтересовалась у эксперта по энергетическим вопросам группы советников правительства Украины (SAGSUR) Карела Хирмана, что, по его мнению, следует делать официальному Киеву для того, чтобы минимизировать экономический ущерб в случае введения в эксплуатацию «Северного потока – 2» и «Турецкого потока»?

Словацкий эксперт полагает, что после запуска «Газпромом» обоих трубопроводов что-либо предпринимать будет уже поздно, поскольку в этом случае не будет нужны в транзите газа через Украину. «Нам нужно вместе отстаивать интересы Украины и заключить долгосрочный контракт до пуска этих газопроводов, как это предложила Еврокомиссия», – отмечает Карел Хирман. И продолжает: «Но Украине в любом случае нужно сделать разукрупнение газового оператора, повышать добычу газа и снижать энергопотребление путем энергоэффективности».

Эксперт SAGSUR упомянул высказывание канцлера ФРГ Ангелы Меркель о необходимости сохранения транзита через территорию Украины после запуска «Северного потока -2». «Сейчас Украина получила большую конкретную поддержку со стороны Еврокомиссии. Поэтому она должна сейчас отстаивать свои интересы в рамках нового долгосрочного договора на условиях, которые будут приносить ей выгоду, и которые будут соответствовать правилам ЕС», – считает Карел Хирман.

«В Литве никто не будет против американских санкций»

Тем временем, в странах, примыкающих к акватории Балтийского моря внимательно следят за реакцией компаний, против которых могут быть введены американские санкции в случае, если они продолжат работу по прокладке «Северного потока -2». Экономический обозреватель портала Delfi.lt Эдгарас Савицкас напоминает, что литовский МИД неоднократно заявлял о том, что считает «Северный поток – 2» российским геополитическим проектом, который направлен на ослабление Украины в политическом и экономическом плане.

«Что касается конкретно американских санкций против компаний, участвующих в “Северном потоке -2”, то каких-либо комментариев со стороны нашего министерства иностранных дел я не слышал, но они говорили, что Европейский Союз не собирается вводить санкции против исполнителей этого проекта. А сама Литва не может вводить такие санкции, потому что в нашем законодательстве не предусмотрена возможность санкций против юридических лиц», – поясняет собеседник. «Но конечно, если такие санкции введут Соединенные Штаты, то, учитывая наше отношение к “Северному потоку – 2”, я думаю, в Литве никто не будет против этих санкций», – добавляет он.

Литва не получает российский газ и через первую ветку «Северного потока», а после введения в эксплуатацию в Клайпеде терминала по приему американского сжиженного природного газа, зависимость страны от поставок «Газпрома» снизилась. Сейчас терминал находится в собственности у норвежской компании Hoegh LNG, но литовское правительство намерено постепенно его выкупить. «У нас считают, что это – выгодный проект, который просуществует еще долгие годы, – отмечает Савицкас. – Насколько я помню, после начала эксплуатации терминала цена на газ в Литве снизилась процентов на 30. Потом она менялась в зависимости от ситуации на газовом рынке, но простая экономическая логика заключается в том, что если у тебя есть несколько поставщиков чего-либо, то начинают действовать механизмы конкуренции, и у тебя есть возможность выбрать лучший вариант».

«Потеря американского рынка хуже отказа от строительства “Северного потока — 2”»

Несогласие со строительством российских газопроводов по дну Балтийского моря неоднократно выражала и Польша. Экономический аналитик из Гданьска Кшиштоф Щепанек подчеркнул, что Польша также считает данный проект политическим. «Если бы речь шла об экономической выгоде, то дешевле было бы оставить газопроводы “Ямал – Европа” через Беларусь и “Уренгой-Помары-Ужгород” через Украину. А если уж необходимо делать “альтернативную трубу”, то намного выгоднее было бы прокладывать не через море, а как проект “Amber” – через Эстонию, Латвию, Литву, Польшу и дальше в Западную Европу. А так получается, как сказал один известный политик: энергетика – это не экономика, а геополитика», – отмечает польский эксперт.

В самой Польше, по словам Кшиштофа Щепанека, ни одна крупная фирма не участвует в осуществлении «Северного потока – 2», «Я насчитал пять европейских компаний, изготавливающих трубы для газопровода. В России подходящих производителей нет, а все европейские производители связаны с Северной Америкой. Я бы не рискнул однозначно сказать, что санкции обязательно будут введены, но с уверенностью можно предположить, что Америка имеет такую возможность. Потому что все компании-производители имеют большие контакты с американской стороной, и, думаю, что потеря американского рынка для них будет намного хуже, чем убытки, связанные с отказом от строительства “Северного потока — 2”», — подытоживает Кшиштоф Щепанек.