Разговоры о снижении тарифов – пиар-шоу в стиле 95 Квартала – экс-министр ЖКХ

logo


На минувших выходных президент Владимир Зеленский собрал представителей правительства с тем, чтобы разобраться, почему газ подешевел, а тарифы для населения на горячую воду и отопление так и не снизились. Глава Кабмина Алексей Гончарук анонсировал законопроект по ценам на коммуналку, который могут подать в Верховную Раду как неотложный.  Сейчас, согласно действующему закону, правительство не имеет права снижать цену на отопление до мая 2020 года – то есть, во время отопительного сезона. Снизить тариф можно, лишь изменив законодательство. Если все получится, то отопление и горячая вода для населения подешевеют сразу же на 10-15%, — обещает премьер. Насколько реалистичны в плане практичной реализации тарифно-законодательные планы власти, — поинтересовалась Lenta.UA у экс-министра ЖКХ, нардепа от фракции «Батькивщина» Алексея Кучеренко.

— На днях под председательством президента Зеленского прошло совещание с участием премьера и других высокопоставленных чиновников, где ключевым вопросом был поиск механизмов снижения тарифов на услуги ЖКХ. Насколько это целесообразно с учетом того, что бюджет на 2020 год уже утвержден?

— Это так называемое совещание, на мой взгляд, носит исключительно пиарный характер. А люди сейчас очень разочарованы, поскольку они увидели дилетантский уровень как тех, кто докладывал президенту, так и господина Владимира (Зеленского — Ред.), который пытался разобраться в тарифных лабиринтах. Я бы посоветовал президенту, если он действительно хочет разобраться в вопросах тарифообразования, позвать к себе не только главу правительства, но и специалистов, которые могли бы предметно изложить альтернативную точку зрения.

Что меня в прошедшем на Банковой «тарифном» совещании поразило, так это присутствие там Юлии Ковалив — персоны, которая в предыдущем Кабмине Порошенко была главой наблюдательного совета НАК «Нефтегаз Украины» и сделала все для нынешнего кризиса. Возникает закономерный вопрос: где же эти новые лица, способные объяснить президенту, что происходит на самом деле?

— Но все-таки: насколько целесообразно в принципе пересматривать тарифную политику после утверждения главной финансовой сметы на следующий год?

— Это действительно открытый вопрос, который я при первой же возможности адресую премьер-министру Гончаруку. Возможно, он приведет убедительные аргументы, а пока что это все выглядит как пиар-шоу в духе «95 Квартала». Ситуацию можно охарактеризовать так: все понятно, что ничего не понятно.

— Сейчас в политических и экспертных кругах дискутируется вопрос о возможном заключении договора с РФ о прямых поставках голубого топлива. Ваше мнение на этот счет?

— Этот вопрос необходимо разделить. Во-первых, есть тема заключения транзитного соглашения.  Убежден, что Украина заинтересована в транзите. Считаю, что независимый оператор, которого мы недавно создали, приняв соответствующий закон, должен обеспечить транзит газа для выполнения нашей страной своих обязательств перед Европой.

Во-вторых, поставки газа должны стать предметом деятельности для бизнеса, коммерческих структур, которые, согласно с европейским законодательством, сами могут заключать или не заключать соглашения с «Газпромом» и поставлять либо не поставлять голубое топливо. Поэтому, нужно четко разделять, где есть политические нюансы, а где — бизнесовые.

Если мы решаем, что российский газ нам не нужен, должен быть принят соответствующий политический закон о санкциях в отношении компаний, поставляющих газ из России в Украину.

— Что будет с украинской трубой в случае не подписания договора с РФ о транзите газа?

— К сожалению, авантюристы, которые последние пять с половиной лет руководили НАК «Нефтегазом», исходили исключительно из своих меркантильных интересов, а не из интересов государства Украина. Лично я убежден, что наш национальный интерес — это заключение и обеспечение долгосрочного транзитного контракта. Даже не хочу рассматривать вариант не заключения такого договора, потому что тогда действительно станут весьма и весьма болезненными и экономические, и чисто технические вопросы, которые прямо отразятся на благосостоянии украинских граждан.

Необходимо четко осознавать, что в случае не подписания контракта, мы теряем не просто плату за транзит, которая составляет три миллиарда долларов ежегодно. Мы как минимум должны понимать, что если труба, рассчитанная на транзит, становится пустой, необходимо рассматривать вопрос ее переведения в состояние металлолома. И тогда расходы на содержание этой газотранспортной сети будут такими, что цена на газ для нас с вами станет, мягко говоря, заоблачной.

Сегодня украинцы надеются на поставки газа внутренней добычи, который составляет 21 млрд кубометров. Вместе с тем, любой человек со средним образованием должен понимать, что когда труба загружена на 100 млрд транзита, плюс наш 21 миллиард — это одно. А когда только 21 — совершенно другое. Во втором случае, в трубу необходимо вкладывать деньги, модернизировать ее и адаптировать к ситуации, а это, поверьте, будет и экономически, и технически, и технологически непросто. Последствия этого всего сегодня никто не может предвидеть. 

— Из года в год политики, представляющие самые разные партлагеря, говорят о том, что газа собственной добычи стопроцентно хватает для нужд населения. Некоторые даже утверждают, что наше голубое топливо может обеспечить и промышленные запросы. Почему все ограничивается словами и вопрос добычи собственного газа как не стоял, так и не стоит в повестке дня?

— Здесь несколько моментов. Для начала необходимо на профессиональном уровне разобраться, почему мы с вами, как потребители, платили очень высокую цену за газ? Нас убеждали, что высокая стоимость — это необходимые расходы для увеличения добычи украинского газа. Но добыча не только не увеличилась — она сократилась, и за это должны отвечать персонально Коболев, Ковалив, которая что-то там рассказывала на днях о возможности снижение тарифов в Офисе президента, и ряд других должностных лиц НАК «Нефтегаза».

Куда девались наши деньги? 40 миллиардов было перечислено на счета «Укргаздобычи», а добыча так и  не увеличилась. Однако, несмотря на это все, даже сегодня добычи украинского государственного газа для нужд населения и теплокоммунэнерго хватает. Поэтому политическая сила, которую я представляю в нынешнем парламенте, считает, что сейчас было бы целесообразно сделать регулированную и фиксируемую цену на украинский газ. Это будет приблизительно 4,5 гривен за куб. А остальную часть сегмента этого рынка следует сделать коммерческой. Это было бы абсолютно разумно, прагматично и рационально.

— Как вы считаете, будет ли подниматься газовая тематика в ходе грядущей встречи в Париже в формате «нормандской четверки»?

— Убежден, что будет. Более того, уверен, что именно вопрос газа там будет ключевым. Меркель, Макрон, как и вся Европа хотят гарантий бесперебойных поставок газа. Именно в этот состоит прагматичная позиция европейцев, и они перекрестятся, если действительно будет подписано транзитное соглашение между «Газпромом» и новым украинским оператором. Но очень хочется надеяться на то, что экономические вопросы в ходе переговоров в нормандском формате будут отделены от политических.

— Последние годы украинцы повсеместно слышали тезисы о том, что мы полностью отказались от российского газа. Понятно, что это не так, но вообще — возможно ли нам отказаться от голубого топлива made in Russia?

— Если мы хотим верить в эту дуристику, ок, давайте будем и дальше делать вид, что мы не употребляем российский газ. Но если мы – реалисты, то должны говорить честно: мы потребляем российский газ, перекрашенный в европейский. И накрутка тут составляет $100 на каждые тысячу кубов. Ответ на вопрос, кто на этом «схематозе» все эти годы нагревал руки, даст временная следственная комиссия ВР, которая, надеюсь, будет в самое ближайшее время создана в парламенте. Тогда мы узнаем, кто, прикрываясь патриотическими лозунгами, зарабатывал миллиарды долларов.

— У вас есть свои предположения: кто?

— Я думаю, Коболев во время допросов в соответствующих органах сдаст с потрохами все эти оффшорные компании-прокладки. Прогнозирую, что после этого много вопросов возникнет персонально к господину Порошенко.

Наталия Ромашова