Потребитель должен жить: что представляют собой современные войны

logo


Чтобы сохранить транзитные доходы НАК «Нафтогаз Украины» за оказание «Газпрому» услуг по транспортировке российского газа в ЕС, США готовятся ввести санкции против стран и компаний, поддержавших строительство газопровода «Северный поток-2» в обход Украины. Как ни парадоксально, тем самым они рискуют спровоцировать эскалацию конфликта на Донбассе.

Методы достижения внешнеполитических целей, основанные на экономическом давлении и принуждении, весьма характерны для ведения войны в условиях нового времени, когда ценность человеческой жизни возросла. Хотя для Украины, на территории которой продолжает развиваться вооруженный конфликт, этот тезис может вызывать сомнения, он находит подтверждение в результатах Всемирного исследования ценностей (World Value Survey). В рамках этого анализа с 1981 года постоянно проводятся опросы в более чем 100 странах, где проживает 90% населения земного шара.

Результаты World Value Survey свидетельствуют, что в глобальном мире, основанном на экономике потребления и международной торговле, последние 30 лет наблюдается устойчивая тенденция снижения уровня убийств, войн и других форм насилия. Причины этого многообразны, но одним из главных факторов является распространение ценностей самовыражения. Их основной компонент – отсутствие пиетета по отношению к любым формам внешнего принуждения и нежелание следовать призывам власти. Но только когда существует угроза (реальная или искусственно созданная) военного вторжения, гражданской войны или экономического кризиса, люди склонны искать сильных лидеров и готовы подчиняться авторитарному правлению.

Mind предлагает обзор популярных суждений, которые стремительно утрачивают свою бесспорность в условиях современной экономики, где государства сохраняют и усиливают торговую зависимость друг от друга.

«Танки в Киеве». Первая группа суждений связана с неизбежным развитием вооруженного противостояния на Донбассе из-за активности России, которая оказывает поддержку боевикам. Ситуация, которая сложилась в регионе, весьма неоднозначна, она зависит от множества факторов и постоянно меняется. Поэтому уверенно говорить о неизбежности эскалации конфликта не может никто. Не стоит недооценивать и тот факт, что украинская армия в последние годы существенно усилилась, а западные партнеры продолжают содействовать развитию этого процесса. Для противника привлекательность идеи раздувать войну в таких условиях снижается.

В современном глобальном обществе потребления произошла не только гуманизация ценностей, на что указывает World Value Survey. Эволюция приоритетов в жизни людей привела к трансформации вооруженных конфликтов: на смену традиционным фронтальным войнам с характерными огнестрельными битвами пришли войны информационно-психологические. Приоритет новых войн – «промывание мозгов» потенциальных потребителей на целевой территории и изменение их мировоззрения.

Очевидно, что живой лояльный покупатель, способный принести прибыль, для государств и корпораций выгоднее мертвого. Поэтому бесконтрольная эскалация военного конфликта больше выглядит иллюзией, чем реальной перспективой.

Еще со времен войны в Югославии (1991-2001 годы) НАТО практикует уведомление местных жителей о предстоящих вооруженных атаках, чтобы они имели возможность эвакуироваться (если кто остается на территории конфликта, то уже под свою личную ответственность). А целью атак выступают конкретные объекты инфраструктуры, а не целые территории.

«Все воюют за нефть». Страны, богатые нефтью  – например, Россия – хотя и склонны к вооруженным конфликтам, но есть условия, при которых миролюбие становится их приоритетом. Политолог Каллен Хендрикс из Денверского университета в журнале Conflict Management&Peace опубликовал результаты своего исследования, где проанализировал  данные о политике 153 стран начиная с 1947 года.

Он сделал вывод, что снижение цен на нефть способно также снизить воинственность стран, которые ее экспортируют, по отношению к своим непосредственным соседям. А государства, экономика которых не связана с нефтяными доходами, могут стать агрессивными в любое время, независимо от цен на «черное золото».

О том, будет ли воевать «нефтяная» страна, можно узнать по графику котировок: «граница миролюбия» проходит на уровне $77 за баррель.

При цене выше страны-экспортеры агрессивнее стран импортеров более чем на 30%. При цене ниже $33 нефтяные государства становятся более мирными, чем страны с нересурсными экономиками. В пределах $33-77 никаких различий в степени склонности к вооруженным конфликтам между двумя группами стран не наблюдается.

«Западные санкции работают на Украину». В последнее время нефть котируется на уровне около $77. Если отталкиваться от выводов Хендрикса, то сейчас повышается риск эскалации конфликта на Донбассе. С другой стороны, на рынке существует риск «черных лебедей» – непредвиденных факторов, способных оказать серьезное влияние на рынок. И ключевым десь может стать санкционная политика Вашингтона.

Президент США Дональд Трамп в мае отказался от ядерного соглашения с Тегераном, подписанного в 2015 году. Это может привести к возобновлению ограничений на поставки углеводородов из Ирана, что вновь сократит добычу в стране и повысит нефтяные котировки.

Страны ЕС пока демонстрируют готовность поддерживать иранскую сделку. Но перед ними стоит непростой выбор: или капитулировать под нарастающим экономическим давлением США, или объединиться и выступить против своего главного союзника.

Украина в случае усиления Вашингтоном санкционного давления, судя по имеющимся данным, может столкнуться с парадоксальной ситуацией, когда Белый дом, спровоцировав своими решениями рост цен на нефть, создаст предпосылки для обострения войны на Донбассе, но не к разрешению конфликта, как декларируется на высшем политическом уровне.

«ЕС скоро распадется». Другая группа популярных тезисов, которые часто озвучивают участники украинского политического процесса, связана с перспективами Евросоюза, где ключевые участники стремятся противостоять доминирующей политике Вашингтона на региональном рынке.

Речь об угрозах распада ЕС, которую несет поддержка строительства газопровода «Северный поток-2» и расширение энергетического сотрудничества с Москвой. На этом тезисе оказалась построена информационная кампания президента Петра Порошенко для сохранения украинского газового транзита накануне переговоров Ангелы Меркель и Владимира Путина в прошлом месяце. 

Порошенко назвал «Северный поток-2» «инвестициями в распад Европы». В унисон с главой государства подобные угрозы продублировал руководитель «Нафтогаза Украины» Андрей Коболев. Такое «смертоносное» предсказание о будущем ЕС – один из самых распространенных мифов, известных политологической науке, но который часто используется в политических спекуляциях.

Почему это скорее миф, чем обоснованный прогноз? Демократический режим, который преобладает в странах ЕС – это наиболее прогрессивная и устойчивая система государственной власти, потому что она способна развиваться, используя и обращая любые общественные трансформации себе на пользу. Такое свойство – один из основных секретов привлекательности демократии, подтвердивший свою жизнеспособность и в США, и в передовых странах Евросоюза, составляющих его основу.

Любая новая страна, присоединившись к ЕС, подвергается известному в политологии «принципу кооптации» – трансформируется, принимая уже действующие демократические правила игры и взаимодействия в организации, но не навязывает свои.

Поэтому смелые манеры Дональда Трампа хоть и способны вызвать недоумение, но они не несут угрозы американской демократии. А внутренние противоречия в Евросоюзе – вовсе не свидетельство приближения его распада. Так проявляются процессы адаптации демократических политических систем к новым условиям и общественным запросам.

Демократия потому и устойчива, что не навязывает жестких ограничений, но по своей сути является процессом, который предусматривает соблюдение определенных принципов и базовых механизмов – это избирательность власти, парламентаризм и состязательный суд. В ходе мирного голосования избиратели получают право высказать свою позицию, что также можно считать альтернативой гражданским противостояниям, которые в истории чаще всего вспыхивали до легализации демократических процедур.

Чего хотят национальные элиты? Несмотря на торговые войны, все большая экономическая связанность в международном масштабе усиливает зависимость стран друг от друга. Популярная ныне идея национального суверенитета сопротивляется такому эффекту глобализации. Вернее, этому сопротивляются национальные элиты, желающие сохранить ту концентрацию власти, которой они обладают на уровне своей страны.  В этом конфликте заложена вся суть «кризиса Евросоюза», но не в угрозе его распада. И даже Великобритания после брекзита стремится растянуть во времени окончательное расставание с ЕС, отказываясь форсировать завершение процедуры по своему выходу.

На процессы в Евросоюзе влияют мириады разных факторов. Поэтому прежде чем прогнозировать крах ЕС либо чего бы то ни было, важно также принимать во внимание силу инерции и инстинкт самосохранения, свойственный не только людям, но и системам. А если уж кого привлекает возможность побыть Кассандрой, то для убедительности лучше следовать классическим образцам, выражаться кратко, зловеще и невнятно: перейдя реку, разрушишь великое царство; два войска вступят в битву, но только одно из них победит.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате