История болезни. Как Кабмин проворонил деньги на больничные и декретные

logo


Возобновленный в должности директор исполнительной дирекции Фонда Евгений Баженков 20 ноября объявил, что в этом году средства, предусмотренные на материальное обеспечение застрахованных лиц (всего 12,535 млрд грн на больничные, декретные, похороны) исчерпались раньше срока — уже 19 ноября. И для решения проблемы, по его словам, нужно внести изменения в годовой бюджет фонда на уровне правительства. Примечательно, что на счетах фонда остается около 430 млн грн. Так в чем же дело?

Баженков утверждал, что средства, предназначенные на другие цели, нельзя перебросить на больничные и декретные без разрешения Кабмина. Но в Минсоцполитики заявляют, что он не имел права приостанавливать выплаты, а указанной сумы достаточно для текущих перечислений по данным статьям, более того — фонд ежедневно пополняется за счет единого соцвзноса, уплачиваемого работодателями.

Так информационное поле заполнил конфликт между Баженковым и правительством, а это целая история и как раз в ней можно найти ответ, почему возникла такая неразбериха с деньгами на больничные.

У Фонда соцстрахования история недолгая. Он был образован в результате объединения Фонда соцстрахования от несчастных случаев и Фонда соцстрахования по временной утрате неплатежеспособности, а полноценно заработал лишь в 2017 г. Теперь именно этот орган выплачивает соответствующие страховые выплаты. Важно, что управление фондом (через исполнительную дирекцию и правление) осуществляется на паритетной основе государством, представителями застрахованных лиц (профсоюзами) и работодателями. Правление, глава которого меняется раз в два года поочередно от представителей каждой стороны, назначает и директора исполнительной дирекции. И вот этот директор — ключевая фигура в нашей истории. Евгений Баженков, которого связывают с профсоюзами, перешел на эту должность с поста замминистра молодежи и спорта в апреле 2015 г. Вопросы к нему возникли в начале прошлого года, когда стали фиксировать аномально высокие выплаты фонда по больничным: в ряде областей они возросли на 40%, причем объективных причин в виде эпидемий на тот момент не было. Здесь стоит отметить, что если на предприятии часть персонала уйдет на пару недель на больничный, который можно оформить в заводском медпункте, то деньги людям заплатит именно фонд как страховку по временной потере неплатежеспособности, а у фирмы экономятся деньги. Особенно это актуально в начале года, когда работы не так много. Конечно, в Министерстве соцполитики заподозрили неладное и ужесточили контроль: если декретные выдавались сразу же, то больничные — после тщательнейшей проверки. А тогдашний глава ведомства Андрей Рева, остановив аномальные выплаты, инициировал отставку Баженкова: 15 мая 2018 г. правление фонда приняло постановление о его увольнении за “грубое нарушение трудовых обязанностей”. Он также стал фигурантом уголовного производства. Как утверждает нынешний замминистра соцполитики Олег Коваль, Баженков, превысив служебные полномочия, с 2017 г. передал в частную собственность 71 объект, принадлежащий фонду. Кстати, после увольнения чиновник подался работать в правление ЧАО “Укрпрофоздоровница”…

Однако все изменилось с приходом новой власти. 8 ноября текущего года Печерский районный суд Киева отменил постановление правления Фонда соцстрахования об увольнении Баженкова, причем с выплатой ему месячного заработка. Примечательно, что на пост он заходит не по процедуре, а посредством внесенных изменений в подконтрольный Минюсту Единый госреестр юрлиц, физлиц-предпринимателей и гражданских формирований, в котором Баженкова отметили в качестве директора фонда. Дело в том, что по закону для этого нужно распоряжение о возобновлении в должности и внесения соответствующей записи в трудовую книжку работника. “Поскольку вопрос увольнения и назначения директора исполнительной дирекции фонда — это дискреционные полномочия правления фонда, Минсоцполитики обратилось с жалобой в Министерство юстиции Украины на действия госрегистратора и принятия мотивированного решения об отмене регистрационного действия”, — отметил Олег Коваль.

Так а что же будет с больничными, декретными и похоронными и почему на них нет денег? Как можно догадаться из описанной выше истории, у Фонда соцстрахования не хватило годового бюджета на материальное обеспечение, потому что там, видимо, снова начали массово выделять деньги на больничные, пока не исчерпали средства… В Минсоцполитики, конечно, гарантировали, что отчисления вскоре возобновятся. Но при этом властям пришлось решать сложную дилемму: чтобы перебросить имеющиеся в фонде средства на статьи по матобеспечению нужно решение правления, а созыв правления может означать легитимизацию Баженкова… И, похоже, решение принято: 21 ноября глава правления Фонда соцстрахования Владимир Саенко инициировал срочное заседание по этому вопросу. И буквально в то же время Евгений Баженков перехватил инициативу: он заявил, что возобновляет выплаты на матобеспечение “под собственную ответственность”. 

А теперь о главном в этой истории. Да, выплаты и не могли не возобновиться, однако описанная ситуация свидетельствует о неопытности, некоммуникабельности и разбалансировке нынешнего правительства. Как же так получилось, что уволенный “по статье” чиновник смог, пусть и не без вопросов, вернуться в кресло, да еще и принять решение о приостановке важнейших соцвыплат?! Почему одно министерство вынужденно жаловаться на другое! Кто виноват наконец? Если коротко, все. Начиная с главы правительства Алексея Гончарука, который никак не реагирует на ситуацию, хотя мог бы ее упредить, если бы министр соцполитики Юлия Соколовская вовремя забила набат. Гончаруку достаточно было провести совещание с руководством Минюста, а Минюсту — исправить внесенные данные в Госреестр. Но опять же — вовремя.