Г. Сандул: «Законопроект о профсоюзах нарушает фундаментальные права украинских работников»

logo


Недавно комитет Верховной Рады по вопросам социальной политики одобрил к принятию законопроект № 2681, который, по мнению законодателя, призван «осовременить» деятельность украинских профсоюзов. На самом деле в этом проекте заложено очень много новаций, которые сужают права наемных работников и уничтожают систему их коллективной защиты. Как оказалось, особые виды у законодателя и власти имеются на имущество профсоюзов. Нормы этого документа в интервью ГолосUA анализирует директор общественной организации «Трудовые инициативы» Георгий Сандул.

– Законопроект о деятельности профсоюзов недавно был одобрен профильным комитетом Верховной Рады… Авторы документа говорят, что хотят осовременить эту сферу. Как вы считаете, а на что на самом деле направлен этот законопроект?

– На самом деле ни профсоюзы, ни эксперты в сфере труда не соглашаются, что это некое осовременивание. Они сходятся в том, что это радикальное сужение прав профсоюзов и это перечит любым международным обязательствам Украины в этой сфере. Законопроект № 2681 уже прозвали законопроектом об уничтожении профсоюзов. Главным драйвером его является Галина Третьякова, глава комитета ВР по социальным вопросам. Кроме нее, под проектом подписался еще 41 депутат. В целом закон нарушает любые основы создания профсоюзов в Украине и будет делать Украину страной с самыми слабыми гарантиями в этой сфере в Европе. Кроме снижения профсоюзных гарантий одним из ключевых моментов, на который направлен этот законопроект, является присвоение профсоюзного имущества. Это отдельный большой вопрос.

– Под профсоюзным имуществом имеются в виду пансионаты, санатории, клубы, библиотеки?

– Да, там содержится норма, последняя строчка этого законопроекта, которая говорит, что все имущество, которое принадлежит профсоюзам, и было приобретено ими в период Советского Союза, становится государственным. Но опять же чисто юридически эта норма невыполнимая. Потому что кому отходит это имущество? Фонду госимущества или местным администрациям? Это даже чисто юридически неправильно. Был ВЦСПС – Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов. Санатории, базы отдыха, дома профсоюзов в Киеве и в регионах строились за взносы, которые платили наши родители по 1 %. Это не за государственные деньги построено. По аналогии можно сказать, что квартира построена в Советском Союзе. Ее тоже нужно отдать государству? Эта норма очень контроверсионная, и уже было много судов по научно-методическим профсоюзным центрам и так далее, но есть решение Европейского суда по правам человека по иску благотворительного фонда «Родительская забота». Оно как раз касается этого вопроса. Там сказано, что нельзя таким способом отнимать имущество. Профсоюзы действительно располагают большой имущественной базой. И ее пытаются отнять.

– Как реагирует на такие законодательные инициативы международная общественность?

– Этот проект был подан 27 декабря 2019 года в один день с законопроектом о труде, так называемым Трудовым кодексом Милованова. Это элементы одной реформы, направленной на снижение трудовых гарантий. Если законопроект о труде, который был отозван при отставке Гончарука, касался индивидуальных гарантий, у работника не было бы вообще никаких прав, то законопроект № 2681 посягает уже на коллективные способы защиты, которые в трудовой сфере являются наиболее эффективными. По поводу реакции международной общественности, то в начале 2020 года был проведен большой день солидарности с Украиной. Происходило очень много акций возле посольств Украины в разных странах мира. Десятки стран и организаций направили письма, среди которых Международная конфедерация профсоюзов, Американская федерация труда, европейские профсоюзы и даже профсоюзы из Сомали. Они выражали свою поддержку и возмущались, что это у нас творится. Законопроект № 2861 содержит больше нарушений международных норм, чем законопроект о труде, в частности в первую очередь он нарушает Конвенцию № 87 Международной организации труда, в которой сказано, что работники могут формировать профсоюзы по своему желанию и независимо от решения работодателя, их воли, государства и так далее. Этим же проектом предлагается существенно снизить уровень свободы, которая заложена в фундаментальном, ратифицированном Украиной международном документе. Там говорится, что на одном предприятии может быть не больше двух профсоюзов. Сейчас на «Криворожстали», которая ныне называется «АрселорМиттал Кривой Рог», 11 профсоюзов, и кто будет решать, какие два останутся, какие нет? Или норма, что в профсоюзе должно быть не менее 10 человек. А как быть с предприятиями, на которых работает, например, 7 человек? Тем более, очень часто дробят предприятия для налоговой оптимизации. На них работает по 5 человек. Если мы говорим о микробизнесе, например, кофейни, то эти предприятия полностью лишаются возможности создавать у себя профсоюзы. Работники становятся очень ограниченными в этом праве. Или когда есть два профсоюза, а я хочу создать третий, альтернативный им, если они оказались, как говорится, «желтыми», у меня такого права не будет.

– То есть создать альтернативный профсоюз в пику «штрейкбрехерам» будет невозможно?

– Да. Мировая общественность очень возмущена этим, и после того, как комитет рекомендовал принять закон в первом чтении, опять пошла волна писем, волна возмущения. В феврале приезжала миссия мировых и европейских профсоюзов. Они встречались с Третьяковой и на то время с министром Миловановым. Сейчас из-за коронавируса это физически нельзя сделать, но они очень активны в обращениях. Наша организация является членом мировой гильдии юристов-трудовиков, которая называется «International Lawyers Assisting Workers». Они тоже прислали свое письмо, где по пунктам на 10 страницах расписали, какие нормы нарушает этот проект. Даже не беря международную общественность, научно-экспертное управление Верховной Рады дало свой вывод, в котором расписано детально, что этот законопроект просто антиконституционный. У нас есть 22-ая статья Конституции, которая говорит, что при принятии новых законов не допускается сужение существующих прав. Это проект от Третьяковой полностью это все рушит.

– Насколько я знаю, есть даже решение Конституционного суда, которое говорит о том, что профсоюз могут создать три и более человека… Получается, что этот законопроект идет против такого серьезного судебного решения… Это делается для того, чтобы наемным работникам было сложней создать профсоюз и защищать свои права?

– Абсолютно верно. Чем спекулирует Третьякова в своих выступлениях, так это то, что к профсоюзам мало доверия, что они занимаются только подарками на Новый год. Но это банально неправда. Есть профсоюзы, которые только раз в год подарок дали и все, но, тем не менее, за почти 30 лет независимости Украины профсоюзы прошли очень большой путь. Создавались новые организации, альтернативные, независимые, боевые, профсоюзная среда очень неоднородна. Мы имеем отличные примеры, когда профсоюзы договариваются относительно забастовок. Иногда это проходит в форме классического социального диалога, когда люди садятся, подписывают договор. Например, мы плотно работаем с профсоюзом на «Новой почте». В этом профсоюзе около 14 тысяч человек, и у них самый лучший в Украине коллективный договор, прописаны очень классные выгоды для работников, у них отличный диалог с работодателем. Другой яркий пример – профсоюз на украинском заводе «Кока-Кола». Они постоянно очень активно действуют. Например, два года назад они добились повышение зарплаты на 50 %. Это для транснациональной корпорации уникальный случай. Это только несколько примеров. Их можно перечислять и перечислять. К сожалению, они не очень широко звучат в публичном пространстве, но они существуют.

– Какие еще негативные нормы содержит законопроект № 2681? Сейчас существует норма, которая обязывает работодателя давать ответ на запрос профсоюза в течение 5 дней, а в законопроекте они хотят продлить этот срок до 40 дней и получается, что работодатель может даже не ответить и промолчать…

– Да, это очень опасная норма. Это, например, может касаться информации для коллективных переговоров по поводу зарплаты. А если, например, по закону профсоюзы вовлечены в расследование, не дай Бог, несчастных случаев на производстве, и человеку для оформления инвалидности нужны документы, а работодатель имеет полное право не выдавать эту информацию. Например, в металлургии, шахтном деле это очень важно. Эта норма заблокирует возможность людей получать те же социальные гарантии, потому что у них не будет подтверждения того, что что-то произошло. Если, например, нужны документы по прибылям, чтобы рассчитывали справедливую зарплату, тоже работодатель будет уходить в отказ, ничего не говорить, не давать документы и будет абсолютно в своем праве. Сейчас по закону работодатель обязан предоставлять эту информацию. На практике эти запросы еще очень хорошо играют в следующем плане. Очень часто коррупцию на государственных предприятиях вскрывают именно профсоюзы благодаря тому, что у них есть уникальный доступ к финансовой документации, балансам и так далее. Они могут посмотреть, сопоставить. Например, так часто бывает в «Укрзализныце». Сколько чего ушло «налево», вскрывают профсоюзы. Эта норма будет это все блокировать.

– Потом есть норма, что хотят внести в КЗоТ статью об обязательном создании в профсоюзах контрольных комиссий, которые наделяются особыми полномочиями и будут контролировать профкомы и ЦК профсоюза на предмет законности, справедливости и так далее… Здесь уже появляется элемент контроля.

– Да, и это вмешательство в дела профсоюзов, потому что в проекте сказано, что членами этих контрольных комиссий могут быть не члены профсоюзов. Например, какой-то топ-менеджер на заводе. Он будет приходить на профком и слушать, что мы там обсуждаем.

– То есть представитель работодателя, что противоречит всей логике профсоюзного движения…

– По закону работодатель не может быть в руководящих органах профсоюзов, но в этой контрольной комиссии он сможет быть. И даже не непосредственно работодатель, а как у нас называется какой-то «смотрящий». Это тоже нарушение фундаментальной свободы профсоюзов быть независимыми. Об этом говорит та же 87-я Конвенция, Конституция Украины. Кстати, профсоюзы – это единственная общественная организация, которая упоминается в Конституции, что профсоюзы независимы в своей деятельности. Они действуют согласно закону, но не оглядываются на работодателя, государство и так далее. А здесь вводится именно элемент контроля. Это ограничение свободы объединения очень опасное. И не только для профсоюзов. Потом под это могут подпасть и другие общественные организации. В России дела с иностранными агентами примерно так и начинались. Когда государство или другие субъекты хотят поставить под контроль гражданское общество. Это тоже очень опасная норма.

– Правда ли, что, согласно проекту этого закона, работодатель больше не обязан отчислять профвзносы из зарплаты работника по его заявлению, а также отменяется отчисление из бюджета предприятия на оздоровление работников?

– Абсолютно верно. Тут в чем проблема. Сейчас подписывается договор между профсоюзом и бухгалтерией, обычно проблем никаких не бывает, перечисляется один, полтора, два процента абонплаты зависимо от того, что сказано в уставе профсоюза. Если это профсоюз маленький, то можно взносы и физически собрать наличкой – шапку по кругу пустить. А если это завод, на котором работает 10 тысяч человек? Финансовой базы профсоюза не будет в принципе. Собрать деньги будет невозможно. Отменяются оздоровительные. Норма старая, но учитывая то, что у нас государство Украины, согласно первой статье Конституции, социальное, но как мы видим, своих социальных обязательств не вполне выполняет. То есть это еще один элемент обеспечить возможность людям оздоровиться. Очень часто смотрят с киевской колокольни, зачем оно надо и так далее. А если это вредное предприятие – шахтеры, горняки, металлурги, химики – для них это жизненно важно. Люди тяжелых профессий очень возмущены этим всем. Выбивается финансовая база профсоюзов в принципе. И взносы собрать нереально будет, и какие-то дополнительные блага для людей, которые положили свое здоровье за копеечные зарплаты, а потом хотели бы оздоровиться или детей куда-то отправить, это тоже убирается.

– Есть ли еще какие-то опасные нормы в законе, помимо уже указанных?

– У нас сейчас есть норма о том, что члена профсоюза нельзя уволить без согласия профсоюза, а члена выборного органа, то есть профкома, еще и без согласия вышестоящего органа. Это очень хороший предохранитель от того, что, когда человек начинает активные действия, ему выписывают выговор, а потом увольняют. Эта норма убирается. Можно привлечь к дисциплинарной ответственности и уволить без согласия профсоюза любого члена профсоюза или профкома. От этого будут ужасные последствия. Даже если сохранится из двух профсоюзов, которые разрешат, один боевой, то там людей просто сразу будут увольнять. В нашей практике очень часто идут суды по восстановлениям на работе. Мы выигрывали их на основе того, что не было согласия профсоюза. Это железная норма. Есть много решений Верховного суда, которые говорят, что эта норма должна работать, но они законодательно ее убирают. Еще один интересный момент по поводу коллективных переговоров. В проекте сказано, что лишается права на коллективные переговоры профсоюз, в числе которого есть лица из руководящего состава. А что такое руководящий состав, нигде не сказано. Бригадир участка на заводе «Пепси» – это руководящий состав? В принципе, да, потому что у него два оператора в подчинении, но он не менеджер. Эта неопределенность будет играть на том, что у вас права на переговоры нет. Или кого-то повысят до менеджера, и теряет право не собственно лицо, а весь профсоюз, в котором он состоит. Это тоже очень манипулятивная норма, и она в свою очередь нарушает другую конвенцию МОТ № 98 о свободе коллективных переговоров. Она ее нарушает напрямую, потому что исключается из переговоров по абсолютно случайному критерию целая организация.

– Вы уже упомянули законопроект о труде Милованова, который со сменой правительства был отозван и больше о нем нам не напоминали… Но остался законопроект о профсоюзах… Получается, что как тогда обещали законодатели дать больше прав работодателю, так и хотят реализовать это в законопроекте о профсоюзах… Как вы считаете, складывается ли такая ситуация, что новое законодательство о труде и не нужно, достаточно лишь принять этот законопроект?

– Небольшое уточнение. Законопроект Милованова канул в Лету в начале марта, но насколько нам известно, около месяца назад аналогичный проект закона о труде зашел с подписью министра экономики Петрашко в Минюст на экспертизу. Также новая версия проекта была отправлена на рассмотрение профсоюзов. Правительство его собирается переподавать. Кроме того, на прошлой неделе Верховная Рада проголосовала план законопроектной работы, и там на июнь указана подача трудового кодекса. Не сказано, какого именно, потому что у нас в Раде есть еще 4 проекта трудового кодекса. Два – от Тимошенко, два – от Королевской. Это было сделано на упреждение. Они были поданы, когда стало известно, что идет работа над документом Милованова. Вполне возможно, что они могут переподать этот законопроект. Это будет нарушение регламента, потому что они должны были альтернативный подавать в сроки двух недель. Но генеральная линия на сужение трудовых прав наемных работников сохраняется. Это объясняется тем, что это будет привлекать прямые иностранные инвестиции. Но если поговорить с теми же работодателями и с ответственным бизнесом, для них самое главное – это четкие правила социального диалога, чтобы они понимали, как тут все происходит. Даже нормы, которые упрощают увольнение сотрудника, не особо заботят инвесторов. Если поговорить с крупным бизнесом, их больше интересуют фискальные вопросы. Кому интересно хорошего сотрудника увольнять? Но этот аргумент, что станет легче увольнять, и зайдут инвестиции, повторяется из года в год. Это не научное объяснение, и подтверждения в реальности этому нет. Конечно, очень опасно, что антипрофсоюзный законопроект могут проголосовать до конца этой сессии, которая заканчивается 17 июля. Проблема в том, что даже на уровне правок очень сложно его изменить. Потому что там каждая норма, как ни посмотри, или Конституцию нарушает или международные обязательства. Его не править нужно, а отзывать полностью. Еще интересный момент в том, что была зарегистрирована петиция о нерассмотрении этого проекта. Она набрала 25 тысяч голосов. И на комитете ее фактически проигнорировали. Галина Третьякова очень агрессивно продвигает этот закон, так что будем смотреть. Возможно, что в ближайший месяц его примут в первом чтении.

– Законодатель объясняет такую необходимость повышением инвестиционного климата для иностранного инвестора, а по сути, они продвигают этот закон для местных работодателей, причем неважно какого масштаба – крупный это бизнес или малый и средний…

– Да, они одной рукой за малый бизнес и так далее, а с другой стороны, ограничиваются возможности людей, которые работают в том же малом бизнесе. Это достаточно популистская риторика. Мы надеемся, что этот закон не примут, в первую очередь благодаря международному давлению, профсоюзы планируют большие акции протеста. Так что этот законопроект всех не устраивает, и многих работодателей тоже. Потому что предприятия, где есть нормальный социальный диалог, знают, что профсоюзы – это надежный партнер. Мы очень надеемся, что его не примут, потому что это будет ужасный прецедент для всего гражданского общества в целом.

– А если примут?

– Тогда будут представления в Конституционный суд по признанию его в целом или в частях неконституционным. Будут суды, возможно, все это перекинется на ЕСПЧ. Через какое-то время будут позитивные решения, потому что здесь не нужно даже юридического образования, чтобы прочитать и понять, что этот закон нарушает фундаментальные права работников