25 лет войны с Пенсионным фондом

logo


новости

23.10.2017 08:43

Пенсионеров наше государство не особо жалует. Отработал человек свое, вышел, можно сказать, «в утиль», какой с него прок? Только лишняя нагрузка на бюджет. Разве что минимальную пенсию еще худо-бедно дадут. А вот дождаться заслуженных льгот, конечно, если ты не большой начальник или не депутат, порой бывает очень сложно.

Жительница Сум Татьяна Валентиновна уже 25 лет добивается начисления ей льготной пенсии как работнику Крайнего Севера. Сколько раз она уже обивала пороги Пенсионного фонда — и не сосчитать! Даже подавала иск в суд! Поразительно, но и после того, как служители Фемиды вынесли решение в ее пользу, ничего не изменилось. Впрочем, обо всем по порядку.

В далекие 60-е тогда еще 20-летняя Татьяна Валентиновна отправилась вслед за мужем на Чукотку, в пос. Билибино Магаданской области. Устроилась на работу в ЗАО «Магаданкнига», которому отдала без малого 30 лет. Кто бывал на Крайнем Севере, знает, какой это суровый край и как непросты там условия труда.

— Когда я прилетела в Билибино, — вспоминает пенсионерка, — поселок состоял всего из трех бараков. Сообщение с ближайшим населенным пунктом — только самолетом. Кругом — одна тундра да вечная мерзлота! Морозы зимой стояли от минус 50 до минус 70 градусов! Выдыхаешь из легких воздух, а он замерзает, представляете? Плюс постоянная нехватка витаминов, кислорода, магнитные бури, подрывающие организм. Местные жители, чукчи, редко доживают до 40 лет. Да и нам, приезжим, тоже приходилось нелегко…

Вот почему работникам Крайнего Севера всегда платили надбавки — компенсацию за условия труда. В 1990 г. женщина поменяла квартиру, которую ей вместе с мужем дали в Билибино, на жилье в Сумах. Они переехали с Чукотки в Украину, где живут и сейчас. А через два года Татьяна Валентиновна вышла на пенсию по возрасту. Но льготную пенсию ей сразу не дали. Несмотря на многолетний северный стаж и заслуженную медаль «Ветеран труда».

— Ссылались на отсутствие в Украине закона о северных льготных пенсиях, — рассказывает она. — Хотя уже в 1992 году вышло в свет «Международное соглашение о гарантиях прав граждан — участников Содружества независимых государств в области пенсионного обеспечения» и, опираясь на него, многие мои знакомые по северу из Днепропетровской, Харьковской и других областей, работавшие в тех же условиях, что и я, оформили льготные пенсии. Более того, в 2006 г. вышел Закон «О внесении изменений в ЗУ «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании», где были урегулированы эти вопросы. Я собрала все необходимые документы, хоть сделать это было непросто (сами понимаете — где Сумы, а где Чукотка). Мне сказали: «Ждите!» Но только в сентябре 2012 года пересчитали пенсию с учетом северного стажа в полуторном размере, то есть год за полтора. Я стала получать на руки 2082 грн.! Но это длилось недолго. Через четыре года Пенсионный фонд внезапно урезал женщине пенсию до 1707 грн.

— Мне пояснили, что предыдущая пенсия была назначена по ошибке. В ответе из Сумского объединенного управления ПФУ Сумской области за подписью А.В.Горевого от 13.12.2016 г. это обосновано так: «В ходе проверки вашего пенсионного дела было выявлено завышение размера пенсии в части безосновательного начисления стажа в полуторакратном размере с 5.08.1960 г. по 5.07.1990 г. поскольку отсутствует информация, что вы работали по трудовым договорам и на вас распространяются льготы, установленные для работников Крайнего Севера…» Как же отсутствует информация про льготы, когда в уже упомянутом мной законе от 17.07.2006 г. написано: «Льготное начисление страхового стажа проводится на основании трудовой книжки или письменного трудового договора, или справки, в которых отмечен период работы в районах Крайнего Севера…» Трудовую книжку я в Пенсионный фонд подала. Справку с места работы тоже. Зачем еще нужен трудовой договор? В Билибино их никто не оформлял. Я получила справку из Билибинского районного архива, в которой говорится об этом. В ней же указано, что я пользовалась льготами по начислению стажа. (Такая справка у пенсионерки в самом деле есть.) Я потребовала вернуть прежнюю пенсию. Ведь в соответствии со ст.58 Конституции Украины законы и иные нормативно-правовые акты не имеют обратной силы. А поскольку пенсия назначается коллегиально, на документе ставится печать, разве это не нормативно-правовой акт? И тогда они знаете, что сделали? Изменили закон! После слов: «Льготное начисление страхового стажа производится на основании трудовой книжки…» вместо «или» поставили запятую, и получилось, что наряду с трудовой книжкой, нужен и трудовой договор, хотя в оригинале требуется лишь один из перечисленных документов, насколько я понимаю значение союза «или».

В подтверждение пенсионерка показала нам официальный ответ ей из главного управления ПФУ Сумской области за подписью первого замначальника, в котором действительно приведена такая своеобразная трактовка закона.

Мы поинтересовались у первого замначальника Сумского объединенного управления ПФУ Сумской области Людмилы Гонтаренко, чем вызвана такая неточность:

— Это кардинально ничего не меняет. Мы не требуем от пенсионерки предоставления всех трех документов: трудовой книжки, справки и трудового договора. Достаточно трудовой книжки, но в ней должен быть штамп, в котором отмечен период начисления стажа в полуторном или двойном размере. А в справке должно быть указано, что на работницу распространялись льготы, предусмотренные для работников Крайнего Севера. Или нужен сам трудовой договор. Ведь по закону льготное начисление страхового стажа применяется для лиц, которые не только работали в районах Крайнего Севера, но на которых распространяются льготы.

Можно привести еще немало примеров неоднозначных отписок и напряженных споров с чиновниками, через которые прошла Татьяна Валентиновна в своей многолетней войне с Пенсионным фондом. Не говоря уже о том, каких ей это стоило нервов и сил! Но не будем утомлять читателя. Перейдем к более важным моментам. Убедившись в непробиваемости «фондовиков», пенсионерка обратилась за справедливостью в суд. И таки добилась своего! 12 июня текущего года Заречный райсуд

г. Сумы постановил полностью удовлетворить ее исковые требования, признать действия Пенсионного фонда по отмене начисления ей пенсии на льготных условиях неправомерными и обязал фонд сделать перерасчет. Но чиновники не хотели признавать капитуляцию. Они подали на это решение апелляцию. Затяжная «холодная война» ПФ с пенсионеркой продолжались. Наконец 10 августа Харьковский апелляционный админсуд, рассмотрев апелляцию, опять-таки, подтвердил правоту пенсионерки, оставив решение Заречного суда без изменений: «Учитывая, что данные трудовой книжки истицы и записи в ней свидетельствуют о наличии трудовых отношений в районах Крайнего Севера, а справка содержит период работы и в ней указано о пользовании льготами, предусмотренными вышеупомянутыми нормативными актами, Коллегия судей считает, что истице противоправно не засчитан в страховой стаж период работы в районах Крайнего Севера…»

Думаете, женщине после этого добавили пенсию? Как бы не так! Она по-прежнему получает урезанную. Почему же не выполняется постановление суда? С этим вопросом мы обратились уже к начальнику Сумского объединенного управления Пенсионного фонда Украины Сумской области Валентине Майковской:

— Суд постановил провести перерасчет пенсии гражданке с учетом периода ее работы в районах Крайнего Севера с 5.О8.1968 г. по 5.07.1990 г. Но без внимания остался вопрос подсчета стажа в полуторном размере. В резолятивной части кратность начисления стажа не указана. А в одинарном размере данный период стажа учтен при начислении пенсии. Поэтому мы обратились в Заречный райсуд за разъяснением его решения. Как только такое разъяснение будет получено, мы пересчитаем пенсию.

Однако истице еще в ноябре прошлого года была прислана справка с места работы, которую она сразу же предоставила в Пенсионный фонд и в которой отмечено, что, в соответствии с Указами президиума ВС СССР от 10.02.1960 г. «Об упорядочении льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним» и от 26.09.1967 г. «О расширении льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера…», льготный трудовой стаж с 1960 года засчитывался с кратностью 1,5, то есть 1 год работы за полтора. Достаточно исчерпывающие разъяснения, как считает пенсионерка. Большего коэффициента она никогда и не требовала.

Но и это еще не все! Неделю назад Татьяна Валентиновна позвонила нам и сообщила, что ей пришло уведомление из Высшего админсуда Украины о том, что из Сумского объединенного управления Пенсионного фонда поступила кассационная жалоба на постановление Заречного райсуда и решение Харьковского апелляционного суда в ее пользу. Пенсионный фонд мотивирует свою очередную тяжбу тем, что пенсионерка, опять-таки, не предоставила трудовой договор о работе в спорный период и у нее нет записей в трудовой книжке, поэтому просит отказать в требованиях истицы в полном объеме. А посему Высший админсуд постановил истребовать из Заречного суда дело и открыть кассационное производство. Такая вот неожиданная «ответка» со стороны оппонента, то есть Пенсионного фонда. Похоже, многолетний спор не закончился и раскручивается по-новому. А пенсионерка не так уж и молода!..

— Я не пойму, какие подтверждающие документы они еще хотят! — возмущена она. — Я их уже предоставила столько — утонуть можно! Почему в других областях у северян нет такой волокиты?! Шутка ли — 25 лет законных льгот добиваюсь!

Как оформляются льготные пенсии в других областях, мы, к сожалению, не знаем. И можем полагаться только на слова пенсионерки. Но интереснее другое: если и этот раунд Пенсионный фонд проиграет, какой следующий шаг он предпримет? Татьяна Валентиновна, во всяком случае, не намерена сдаваться. Она потратила слишком много времени и сил, чтобы отступить на последнем этапе. И если льготную пенсию ей не начислят, обещает обратиться на центральные каналы.

По просьбе пенсионерки ее имя изменено.

Николай Спасских

Читайте также: