Запрет российских соцсетей и интернет-сервисов — вынужденные меры или «путинские методы»?

logo


Интернет-запреты создают опасный прецедент, а решение об их введении было непродуманным, убеждены эксперты.

Интернет, соцсети, запрет

056.ua

Борьба украинских властей с агрессором — Россией — получила новый виток, однако принятые меры взбудоражили большую часть украинского общества. 15 мая президент Украины Петр Порошенко подписал указ, которым ввел в действие санкции в отношении физических и юридических лиц, которые имеют отношение к Российской Федерации. В санкционный список попали компании и интернет-ресурсы, которыми широко пользуются украинцы. Речь идет о соцсетях «Вконтакте» и «Одноклассники», Mail.ru, «Яндекс», «Лаборатория Касперского», «Доктор Веб», бухгалтерский софт — «1С» и «Парус» и другие. Запрет вводится на три года.

Комментируя запрет доступа к российским веб-сайтам, секретарь СНБО Александр Турчинов заявил, что «никакого наступления тут нет, мы просто защищаем наше государство».

«Эти сайты использовались для незаконного сбора информации, через сети применялась пропаганда. В частности, через сеть «Вконтакте» применялся пиратский контент», — отметил Турчинов, призвав «уже сегодня начать блокировать российский контент».

Однако украинские провайдеры и IT-специалисты озадачены тем, как реализовать на практике указ президента, поскольку блокировать попавшие под санкции сайты будет довольно сложно, и это будет невозможно сделать на 100%.

«Сейчас ситуация такая, мы вообще никакой трафик сети не анализируем и не блокируем. Это как труба, что там идет — мы не знаем. Как теперь выявлять, что блокировать, а что не блокировать?», — объяснил «Экономической правде» совладелец крупнейшего интернет-провайдера «Триолан» Владимир Сидоренко.

Полностью заблокировать доступ к российским интернет-ресурсам будет невозможно, поскольку есть немало способов обойти этот запрет.

«…если мы не сможем этого сделать — то тут хоть законы, хоть не законы, а как это сделать? Конечно, мы сейчас думаем о реализации этого закона, и как его исполнить, но всегда же есть возможность — VPN, Proxy и еще разные способы — как человек может получить этот доступ», — добавил Сидоренко.

Еще одна проблема, которую выделили опрошенные «Главредом» эксперты, состоит в том, что перед принятием данного решения не были разработаны и предложены альтернативы, которые смогли бы заменить запрещенные ресурсы. А это создаст неудобства для большого количества украинцев.

К тому же, эксперты опасаются, что интернет-запреты создадут опасный прецедент, и такие «путинские методы» станут все шире использоваться в Украине.

Кстати, в России расценили запрет российских сайтов как нарушение прав человека. «Очередное проявление недружественной, недальновидной политики в отношении РФ. Очередной шаг в цепи многих шагов, которые наверняка нарушают права людей в Украине в получении информации, которые вредят интересам населения Украины», — так прокомментировал решение украинского президента пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков.

А в российском МИДе вообще заявили, что «киевский режим семимильными шагами движется к построению авторитарного государства» и расценили данное решение как демонстрацию «наплевательского отношения властей Украины к любым международным нормам права и морали».

Эксперты рассказали «Главреду», какие социальные и политические последствия может иметь решение о запрете российских интернет-ресурсов, чего это позволит добиться, насколько подготовленным и своевременным было это решение, как оно будет воспринято в украинском обществе, а также какие проблемы могут возникнуть с его реализацией.

Эллина Шнурко-Табакова

Эллина Шнурко-Табакова

Глава правления Ассоциации предприятий информационных технологий  Эллина Шнурко-Табакова:

В санкционном списке оказалось множество российских компаний и продуктов, в частности, бухгалтерский софт — «1С» и «Парус». К сожалению, в этой сфере отсутствуют какие-либо программы или проекты, способные заменить их. Потому, каким образом пройдет переходной период, и что должны будут делать украинские предприниматели и госорганы, которые сейчас используют это программное обеспечение, ни пользователям, ни экспертам не понятно.

Санкции предполагают отсутствие операций с запрещенными компаниями, то есть фактически им прикрывают бизнес. Но при этом ничего не говорится о других продуктах, которые установлены и которые используются, но которые на самом деле несут потенциальную угрозу. Ими никто особо и не занимался, с точки зрения утечек финансовой информации, организационной информации и т.д.

Что касается соцсетей «Вконтакте» и «Одноклассники», «Яндекса» и т.д., то сейчас, как видим, вводится запрет на использование этих продуктов и доступ к ним. Но этот запрет отсечет лишь какую-то верхнюю «пену» пользователей. А довольно молодую часть пользователей, наоборот, этот шаг может привлечь — они начнут учиться обходить подобные запреты.

Ведь технически, даже потратив 800 миллионов долларов, даже Китай не смог «воздвигнуть стену», препятствующую доступу к определенной информации. Так, в Китае эту «стену» можно обходить и использовать запрещенные продукты.

В Украине на эту затею явно нет лишнего миллиарда долларов, и мы не слышали, чтобы их выделяли на такого рода задачи. Поэтому технически обеспечить такой указ будет довольно сложно и дорого.

Самый главный вопрос для меня — следующий. Ведь у нас нет программ и проектов, которые бы, наоборот, за чужие деньги, за деньги врага могли бы использовать площадки, которые сейчас запрещаются, для противодействия в информационной войне. Возможно, дешевле обучить население, пользователей и чиновников, каким образом использовать площадки агрессора для ведения своих акций, операций и т.д. Это принесло бы нам намного бо́льшую пользу, потому что в «гибридной войне» крайне важно задавать свою повестку дня. Но вместо того, чтобы сформировать собственную повестку дня и использовать эти программы, мы их просто запрещаем, при этом развивая в определенных кругах интерес, какие-то круги автоматом перейдут в Facebook, а кто-то просто махнет рукой. Что будет делать публика, мы посмотрим — все «запасаются попкорном».

А вот соответствующих шагов, чтобы противодействие врагу в «гибридной войне» было правильным и продуманным, к сожалению, сейчас не видно.

Владимир Фесенко

Владимир Фесенко Главред

Глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента»  Владимир Фесенко:

Реакция украинского общества на запрет российских сайтов и социальных сетей — не однозначна: кто-то будет поддерживать это решение, кто-то — критиковать. Но, думаю, что критиков и критики будет больше. И критиковать будут не только пророссийские силы и носители пророссийских взглядов.

В данной ситуации, к сожалению, возникает очень опасный прецедент. Не говорю о санкциях как таковых, потому что они нужны, и решение об их введении совершенно правильно. Относительно Mail.ru и «Вконтакте» были подозрения, связанные с тем, что их используют российские спецслужбы.

Но действовать нужно точечно — нельзя из пушек палить по воробьям. Путь интернет-запретов очень простой, легкий и удобный. Но это — путинские методы. Именно это и вызывает вопросы, критику и недоверие у людей, которые не являются представителями пророссийских сил или носителями пророссийских взглядов. Важен сам прецедент интернет-запретов.

Например, «Яндекс» — это российская структура, но есть украинский офис (так называемая украинская «дочка»), есть множеством пользователей конкретных сервисов («Яндекс.Такси», «Яндекс.Карты» и т.д.). В чем вина «Яндекса», кроме того, что он — российский? Тогда запрещайте все российское… Но это, на мой взгляд, тоже неправильно, потому что запрещать нужно то, что используется в войне против Украины, в частности, в информационной войне, а не просто потому что это российский сайт. Ведь у нас есть украинские пророссийские ресурсы, которые никто не закрывает — это вызывает вопросы. Так что есть какие-то странные двойные стандарты.

Самым опасным, на мой взгляд, является прецедент интернет-запретов — путинских методов, которые, не дай Бог, начнут использоваться у нас в широком масштабе. Это может стать предметом критики не только со стороны украинских представителей общественности и различных политических сил, но и наших западных партнеров — поскольку речь идет об ограничении демократических прав и свобод. Необходимо четко обосновывать, где именно есть риски и опасности для украинских интересов, каково участие всех этих сайтов в информационной войне против Украины. Если есть конкретные посты или страницы, представляющие опасность, их, безусловно, нужно блокировать. Как — это уже техническое дело. А вот закрывать полностью было бы, на мой взгляд, недемократично.

Наши «друзья» в России, между прочим, это решение восприняли именно как подражание путинским методам, копирование их.

Кроме того, у меня есть большие сомнения в эффективности этих методов. Мне приходилось бывать в Иране и Китае, где существуют ограничения Интернета, — их обходят. Даже в Иране, где самые жесткие ограничения. Даже там знают методики и техники, как это обойти. То же будет и у нас. Поэтому эффективность таких мер будет не очень высокой, а вот критическое напряжение и количество критиков возрастет. И это сыграет против власти. Посему это решение не очень эффективное, а во многих моментах — откровенно ошибочное.

Максим Розумный

Максим Розумный Главред

Доктор политических наук, заведующий отделом развития политической системы Национального института стратегических исследований  Максим Розумный:

Одно можно сказать точно — решение о запрете российских сайтов в Украине выглядит неподготовленным. Если это решение вызревало давно (а оно, как я понимаю, прошло через СНБО, через аппарат, через экспертные процедуры), то широкой общественности не были приведены аргументы в пользу такого шага. А ведь под запрет попало множество продуктов: «Вконтакте» и «Одноклассники», Mail.ru, «Яндекс», бухгалтерский сервис 1С и т.д., и он коснется многих людей.

Сам принцип отказа от российского программного обеспечения, в том числе от российских информационных и коммуникационных ресурсов, — правильный. В этом направлении нужно двигаться.

Но насколько целесообразным и действенным будет использованный инструмент — указ президента, изданный как гром среди ясного неба, и предлагающий немедленно запретить все. На этот счет у меня большие сомнения, вряд ли это было продуманное решение. Очевидно, что вместо указа о запрете должна была появиться четкая схема, как это все должно осуществляться, кто за что отвечает, какие альтернативы запрещенным ресурсам предлагаются и объяснение для пользователей (ведь для многих пользователей этот шаг создаст множество неудобств). Тогда это было бы нормально, и в условиях «гибридной войны» это было бы воспринято положительно.

Но в данном случае мы приблизительно можем представить, как все это будет происходить. Вспомним хотя бы такие примеры, как проведение люстрации — она, согласно официальным данным, у нас уже завершена на 98%. Но сказать, что она дала ожидаемый эффект, очень сложно. Найти аргументы, которые позволили бы утверждать, что это было полезно, сложно. Кроме огромных хлопот и проблем, это не дало ничего, и уж точно не имело особого положительного эффекта.

Та же история была у прежней власти, когда был принят «закон Кивалова — Колесниченко». Мы помним эту «революцию» в языковой ситуации и закон, который взбудоражил политическую ситуацию. Но он так и не начал действовать, и его положения остались политическими декларациями.

Нынешний указ — это решение ограниченного действия, и оно будет иметь меньшие последствия и меньший резонанс. Но оно стоит в том же ряду неподготовленных, рассчитанных на политический резонанс решений, которые лишь углубляют хаос и разбалансированность государственной политики. Осуществленные якобы с самыми лучшими намерениями и в правильном направлении, они в то же время не достигают поставленных целей.

Еще один момент. Благодаря чему Украина не поддалась «русской весне», агрессии и попытке ликвидации нашей независимости? Благодаря тому, что у украинской идеи и идеи свободы в Украине есть очень много приверженцев и союзников. Но этих союзников мы постепенно теряем, категория за категорией… То разделили людей на «языковом вопросе», то не все восприняли измененные названия городов в результате декоммунизации, то озлобились жертвы люстрации и т.д. Так, и в этом случае часть людей отвернется — и ладно, если бы только от украинской власти, а то и от результатов Революции Достоинства. То есть существует риск, что какая-то часть наших сограждан просто перестанут быть союзниками Украины в ее нынешнем курсе.

Виталий Бала

Виталий Бала Главред

Директор Агентства моделирования ситуаций  Виталий Бала:

Реакция украинского общества на запрет российских соцсетей, сайтов, программного обеспечения будет неоднозначной. Но, думаю, бо́льшая часть поддержат это решение, особенно те, кто особо ими не пользовался. Меньшее количество людей будут против данного решения, и они будут настаивать, что такой шаг нарушает их права. Ведь уже сейчас такие действия сравнивают с происходящим в Северной Корее и другими тоталитарными режимами.

На мой взгляд, это нужно было делать. Наши действия в противостоянии с Россией должны быть «гибридными», поскольку и война с РФ — «гибридная». Однако первое, что мы должны были сделать в отношениях с Российской Федерацией, — разорвать дипломатические отношения. Но это не было сделано. В таком случае нам следовало ввести визовый режим с Россией, но это также не было сделано. И череда запретов в сфере IT-технологий должна была последовать после вышеперечисленных мер. То есть должен быть системный подход к сокращению взаимоотношений с агрессором. Это касается политических, культурных, туристических и других отношений, в том числе IT-сферы. Тем более что эта сфера связана с информационной безопасностью страны и должна рассматриваться в системе координат уменьшения влияния России на граждан Украины.

Так что это решение правильное, но оно должно приниматься в комплексе с другими мерами. Технически его будет крайне сложно реализовать, и на 100% это вряд ли получится сделать. Но надеюсь, что и дальше будут сужаться возможности России влиять на украинцев. Ведь есть также и телевидение, которое очень эффективно используется — вспомните хотя бы трансляции на 9 мая. Четко должна быть ясна позиция украинского руководства: граждане должны понимать, что в сложившейся между Украиной и Россией ситуации, когда страны находятся в состоянии войны, такие меры должны быть предприняты. И теперь вопрос введения визового режима с РФ вновь должен появиться в повестке дня.

Также важно отметить, что нельзя оставлять вакуум, запрещая что-то, — это пространство нужно сразу чем-то заполнять. Например, «Яндекс.Навигатор» или «Яндекс.Пробки», то есть то, чем пользуется множество людей. Сразу должна быть предложена какая-то альтернатива, и в идеале она должна быть лучше, нежели то, что запрещают. Для нашей IТ-индустрии, которая считается одной из самых сильных и продвинутых в мире, это задача, которую еще предстоит решить.

Что касается наказаний, то, думаю, это было бы абсурдом, если бы таковые вводились для пользователей. Если вводится запрет на уровне государства, то должно быть сделано все для того, чтобы возможности пользоваться этими вещами были сведены к минимуму. И опять-таки нужно предложить альтернативу.

Я думаю, что большинство людей не станут даже заморачиваться, пытаясь найти способы обойти запрет. Однако представители «пятой колонны» будут пытаться и дальше пользоваться запрещенными ресурсами, при этом они будут много кричать о нарушении их прав. Но для них уже не будет особого смысла пользоваться этими ресурсами, с точки зрения влияния на граждан Украины, потому что бо́льшая часть украинцев уйдет на другие площадки. И это — позитив для страны.

Надежда Майная



Читайте также: