Время больших обещаний

logo


15.09.2017 37

Какие реформы запланировал Кабинет министров, и почему они не обеспечат рост экономики.

100_9284

 

Старт нового политического сезона ознаменовался тем, что украинское правительство озвучило грандиозные планы по проведению реформ. Перед началом новой парламентской сессии премьер-министр Владимир Гройсман выступил с обращением, в котором заявил, что власть готова к значительным шагам «…на пути системных изменений страны и проведения фундаментальных реформ».

Прежде всего, Кабмин намерен сфокусироваться на реформировании здравоохранения, перестройке образовательной и пенсионной систем. Кроме того, Гройсман пообещал сдвинуть с «мертвой точки» земельную реформу и обеспечить доступ бизнеса к электронным административным сервисам.

С одной стороны, правительство нужно поддержать в его инициативах. Так как большая часть упомянутых реформ – это залог дальнейшего успешного сотрудничества с Международным валютным фондом. К тому же, Украина по-прежнему занимает во всевозможных авторитетных рейтингах далеко не самые топовые позиции, что отпугивает от нас инвесторов. Например, в Doing Business мы движемся вверх очень медленно, и пока что находимся на 80-м месте. И это при том, что от представителей Кабмина не раз звучали громкие обещания вывести нашу страну в ТОП-30 и даже в ТОП-20 этого рейтинга.

С другой стороны, нет совершенно никаких гарантий, что анонсированные премьером реформы приведут к экономической стабилизации и росту, о которых говорил в своем обращении Гройсман.

В первую очередь стоит проанализировать реформу социальной сферы. Нет сомнений, что как в сфере образования, так и пенсионного и медицинского обеспечения требуются серьезные изменения. Но, например, насколько логично помимо децентрализации школьной системы возвращаться к двенадцатилетнему обучению? Ведь в 2010 году «двенадцатилетку», которая была введена еще в 2002 году, отменили из-за роста затрат на образование. В 2016 году бюджет Минобразования составляет свыше 32 млрд грн, что явно немало. Но в 2017 году с такими аппетитами он будет явно выше. И значительно. Но вот не факт, что дальнейшее увеличение  затрат на образование (с учетом дальнейшего повышения зарплат учителям, к слову) приведет к росту его качества. А значит, вполне вероятно, что реформа кроме дополнительной нагрузки на карман налогоплательщиков ничего толком и не даст.

Если говорить о медицинской реформе, то нет четкого понимания, какие затраты будет нести государство, а какие – пациент. Это может больно ударить по незащищенным слоям населения. Но, что самое интересное, для распределения бюджетных средств на здравоохранение будет создана новая структура – Национальная служба здоровья подотчетная Кабинету министров и контролируемая министром здравоохранения. И хотя в Минздраве уверяют, что служба будет исключительно заказчиком медуслуг, финансируемых государством, есть большой риск вымывания тех денег, которые будут выделяться на лечение.

К пенсионной реформе вопросов не меньше. Главные аргументы Кабмина в пользу ее запуска — пересмотр размеров пенсий и необходимость ликвидировать дефицит Пенсионного фонда. Но почему-то в правительстве никто особо не хочет говорить о том, что увеличение поступлений в ПФ будет достигаться за счет урезания пенсионных выплат тем гражданам, которые выйдут на пенсию уже после реформы, а также путем скрытого повышения трудового стажа. Причем, на осовременивание пенсий в 2017 году дополнительно потребуется свыше 11 млрд грн, а в 2018 году – еще около 31 млрд грн. При этом бюджет Пенсионного фонда на 2017 год утвержден с дефицитом на уровне 142 млрд грн. И как правительство намерено урезать его, увеличивая затраты, неясно. Очевидно, власти начнут искать компенсаторы. Скорее всего, это выльется в рост ЕСВ для отдельных налогоплательщиков (об этом уже заявлял министр соцполитики Андрей Рева), а также в повышение акцизов на алкоголь и табак.

Непонятно и то, как правительство хочет вывести ПФ из убытков без запуска второго, накопительного уровня пенсионной системы. Мировая практика доказала, что солидарная система без «подпитки» из бюджета существовать не может. Особенно в украинских реалиях, с тенденциями сокращения численности населения и колоссальной долей заработной платы, которая находится в «тени».

Есть сомнения и по поводу успешности очередной попытки запустить в Украине рынок земли. Как известно, в стенах Верховной Рады присутствует серьезное сопротивление попыткам снять мораторий. Кроме того, Кабмин до сих пор не дал внятный ответ, как именно будет осуществляться оборот сельхозземель в стране, кто получит право осуществлять с ними сделки, а кто нет. Без этого любые разговоры о рынке земли – это лишь разговоры. К тому же, даже в МВФ дали понять, что земельную реформу следует еще доработать и не спешить с ее принятием. Так что вероятность разблокировки сельхозугодий для их купли-продажи с 2018 года очень низкая.

Что еще удивляет, в правительстве не озвучивают никаких планов по поводу дальнейшей налоговой реформы. Более того, Гройсман однозначно заявил: снижения налогов в обозримом будущем ждать не стоит. Хотя это и вполне логично с учетом растущих затрат на социальные меры.

00000774

Наталья Ульянова, управляющий партнер ICF Legal Service

Но даже те поправки, которые были внесены в Налоговый кодекс еще в конце 2016 года, на практике полностью не реализованы. В частности, это касается реструктуризации Государственной фискальной службы, передачи полномочий от ГФС Министерству финансов (аудит налоговых баз, к примеру, до сих пор не проведен), разработки и внедрения электронных сервисов для налогоплательщиков. Открытым остается вопрос создания Службы финансовых расследований. Соответствующий законопроект не прошел согласование в профильных министерствах, и «завис» где-то в Минфине. Уже вызывает сомнения и тот факт, что Верховная Рада до конца года доберется до рассмотрения законопроекта о налоге на выведенный капитал. Он даже исключен из направлений бюджетной и налоговой политики на 2018 год.

Неясна позиция правительства и по отношению к дальнейшей дерегуляции. Да, сделано уже очень многое. Но в Украине по-прежнему не внедрены цивилизованные подходы к лицензированию, отсутствует единая риск-ориентированная система, которая позволит избавить «белый» бизнес от бесполезных и коррупционных проверок, не введена адекватная ответственность проверяющих за допущенные нарушения. Конечно, очень хорошо, что Кабмин нацелился на развитие электронных админсервисов. Но насколько ощутимым будет их появление на фоне системы регуляции, которая все еще остается чрезвычайно забюрократизированной – большой вопрос.

В сухом остатке анонсированный пакет реформ больше выглядит как попытка исполнительной власти напомнить о своем присутствии, набрать дополнительные баллы в глазах избирателей и удержать главного кредитора в лице МВФ. В то же время, инвестиционная привлекательность Украины фундаментально в лучшую сторону не меняется. Ведь перемены в социально значимых секторах, фактически, влекут исключительно рост издержек. Только вот чем эти затраты будут покрываться – непонятно. И в данном случае речь не о росте фискального давления, оно и так избыточно, а именно о притоке «живых» денег в экономику, для привлечения которых правительство делает, увы, очень и очень мало.