Украинская металлургия: татарам даром дам

logo


Объяснить деградацию украинской металлургии одной лишь войной на Востоке страны невозможно. Как признает президент  Объединения предприятий “Укрметаллургпром” Александр Каленков, “cовсем недавно, в 2007 году, отечественные метпредприятия производили 42 млн. т стали, до военного конфликта — 33 млн. т, то в текущем году, дай Бог, выйдем на 21 млн. т” То есть почти половина металлургического “слалома”, наблюдаемого в Украине, приходится на “небоевые потери”.

Списать их на счет мировых трендов трудно. За последнее десятилетие (c 2007 года) выплавка стали в мире выросла почти вдвое. Другой вопрос, что столь впечатляющий подъем произошел в основном “по вине” Китая и трошечки — Индии. Остальные учасники ТОП-10 стран-производителей стали (в который до текущего года входила и Украина) более-менее сохранили свои объемы выплавки.

Осмелимся предположить, что вся беда заключается в modus operandi, который исповедуют владельцы и топ-менеджеры украинских горно-металлургических холдингов.  И, в первую очередь, “Метинвеста”. Ибо после захода на Днепровский меткомбинат (который стал для Рината Ахметова своеобразной компенсацией за Енакиевский метзавод на оккупированной территории) он контролирует порядка 60% производства металлопродукции в стране. Определенное влияние на ситуацию имеют конечно и “АрселорМиттал Кривой Рог” (недаром это крупнейший меткомбинат страны) и “Евраз-ДМЗ”, однако, свою политику они выстраивают исходя из указаний хэд-офисов, которые находятся за пределами Украины.

Нравится кому-либо это или нет, но лицо украинской металлургии на сегодняшний день формирует как раз “Метинвест” чей владелец не просто “самый богатый украинец”, но еще по совместительству бизнес-партнер первого лица государства (как минимум в сестринском холдинге — ДТЭК); один из ведущих медиа-магнатов страны (телеканал “Украина”); который контролирует полторы парламентских фракции (“радикалов” Ляшко и добрую половину “Оппоблока)” плюс местную власть во всех трех ключевых городах присутствия бизнеса “Метинвеста”: Запорожье, Мариуполе и Кривом Роге.

Если отвлечься от чистой политики в бизнесе “Метинвест” придерживается парадигмы: делать одно и то же, но надеяться на принципиально другой результат. Очевидно, что крупнейшего игрока в национальной металлургии не смущает то, что и эта отрасль в целом и он, в частности, из года в год теряют позиции на мировом рынке, куда уходит львиная доля выплавленного в Украине металла. Как заявил сегодня директор по маркетингу группы Роман Курашев “стратегия “Метинвеста” направлена на то, чтобы оставаться вертикально-интегрированной компанией с низкой себестоимостью”.

Как показывает уже имеющаяся практика — так себе стратегия. Потому как, с одной стороны, демпинг на внешних рынках заставляет “Метинвест” сурово “резать косты”дома. Среди пострадавших оказываются не только персонал предприятий Рината Ахметова, вынужденный мириться с низкой зарплатой на морально устаревших рабочих местах, но и все жители городов, где ”Метинвест” по божьему недоразумению продолжает вести бизнес. Фактически экономия на оплате труда и на финансировании охраны окружающей среды остаются (в условиях перманентного роста внутренних цен на энергоносители) двумя главными статьями конкурентоспособности украинских активов “Метинвеста” в сравнении с их европейскими конкурентами. Стоит ли удивляться тому, что по словам генерального директора “Метинвеста” Юрия Рыженкова, “украинская молодежь в последние годы потеряла интерес к украинской металлургии”.

Очевидно, что не только украинская молодежь без особого интереса наблюдает за тем, как хозяева и топ-менеджеры “Метинвеста” убивают некогда ключевую отрасль национальной экономики, дававшую в былые годы почти половину валютной выручки страны. Причем эти “киллеры” явно не собираются менять образ своих действий и в обозримом будущем. Доказательством чему являются озвученные цифры планируемых в модернизацию активов “Метинвеста” инвестиций (что важно — не только в Украине). Как заявил Роман Курашев, “в ближайшие 15 лет мы собираемся вложить в свое развитие $8,8 млрд. Большая часть — $5,7 млрд. — будет инвестирована в металлургические активы, а в горный сегмент — $3,1 млрд”. Получается, что во все металлургические и коксохимические предприятия монополии Рината Ахметова (включая британский, болгарский и итальянский заводы) будет ежегодно вкладываться менее 400 млн долларов.

Учитывая, что в украинские металлургические мощности Ахметова за последние четверть века практически ничего толком не инвестировалось (чуть в лучшем положении разве что “Запорожсталь”) понятно, что этих денег в лучшем случае хватит на их поддержание в работоспособном состоянии. Ни о каких “развитии”, “модернизации”, “экологии” при таком сценарии речи не идет. Тем паче на “Метинвесте” висит намедни реструктуризированный долг в размере 3 млрд долларов, 75% которого он обязан погасить еще до конца 2021 года.

Естественно, что в своем желании сэкономить “Метинвест” не ограничивается рабочими, членами их семей и просто людьми, которым не повезло родиться и жить, например, в Мариуполе или Запорожье (если раньше эти города-душегубки функционировали под лозунгом построения самого справедливого строя на Земле, то сегодня цели экоцида стали гораздо более осязаемыми — заработаем Ринату на очередные апартаменты в Лондоне). Достается и его поставщикам. 

Правда, здесь детище Рината Ахметова немного избирательно. Если речь идет, например, о перманентном росте тарифов на электроэнергию и газ “Метинвест” терпит молча: ведь это бизнес сестринского “ДТЭКа”. А вот как только начинают говорить о запланированном повышении тарифов на железнодорожные перевозки, “Метинвест” начинает биться в фирменной истерике. Ведь вдумайтесь: увеличение расходов на почти 100 млн долларов в год!

Ну и причем здесь то, что аналогичную сумму в год “Метинвест” терял на функционировании своих  активов на оккупированной территории и, таким образом, косвенной поддержке жизнеспособности тамошних террористических режимов. Ведь там деньги доставались “идеологически близким” землякам, а в случае увеличения ж/д тарифов будут уходить украинской госкомпании. Почувствуйте разницу.

C другой стороны, исповедуя демпинговую стратегию “Метинвест” оказывается объектом преследования даже, на казалось бы, дружественных рынках. Причем поводом для санкций становятся “косяки”, сделанные в Украине. Вот два свежих примера.

С помпой отпразднованная “Метинвестом” (и примкнувшими к нему “Интерпайпом” и АМКР) победа по сохранению повышенных ставок пошлин (30 евро за тонну вместо 10) на металлолом еще на два года (просуществовали якобы в виде временной меры уже год) оказалась пирровой. Еврокомиссия отдала должное лоббистам “Уважаемого” и готовит ему ответный подарок в виде фиксированного сбора в размере 60,5 евро за тонну горячекатаного плоского проката из железа, нелегированной и легированной стали, поставляемого на территорию Евросоюза украинскими предприятиями “Метинвеста”. Гендиректор “Запорожстали” Ростислав Шурма уже оценил по достоинству алаверды Евросоюза и, среди прочего, готовится существенно урезать проект строительства кислородно-конвертерного цеха.

Оценили находчивость “Метинвеста” и на североамериканском рынке. А точнее тот факт, что хотя прокатное предприятие Ferriera Valsider S.p.A (Италия), которое входит в состав “Метинвеста”, и не производит катанку, тем не менее оказалось одним из крупнейших ее экспортеров из Италии в США. В ходе своего расследования американский минторг выяснил, что речь идет о катанке, которая производилась на Макеевском филиале Енакиевского металлургического завода, который находится на оккупированной территории. Естественно, что отныне любая продукция любого из предприятий Рината Ахметова будет изучаться в США, что называется, под лупой.

Ну, а пока дела на внешних рынках складываются не очень, дежурные лоббисты Ахметова уже пытаются ему выбить на родине масштабный госзаказ. В частности, Александр Каленков настаивает на новой форме государственной поддержки отрасли: “Для нас важно, чтобы внутренний рынок развивался. Чтобы его емкость была не 2,5 млн. т (как сейчас) и даже не 6,5 млн. т (как до начала военных действий), а хотя бы 12-15 млн. т, чтобы потребление стали составило порядка 300 т на человека в год. Мы должны больше инвестировать на уровне развивающихся стран”.

Хорошая идея, вот только непонятно, почему государство за счет налогоплательщиков должно закупать украинский металл (видимо для каких-то “строек века”), а Ринат Ахметов (чье СКМ при каждом удобном случае напоминает, что на долю ее предприятий приходится 10% ВВП страны) будет филонить и вместо арматуры — продолжать приобретать молоденьких бразильцев.

В материале использованы тезисы выступлений спикеров международного металлургического форума “Наука и инновации”



Читайте также: