Украина: атомные дивиденды

logo


Блог: Юрий Корольчук
Член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий.

Сегодня, 17:45

Атомная отрасль многое успела сделать для энергетической безопасности страны.

Энергоблоки атомных электростанций во многом «вытянули» на себе повышенные нагрузки отопительного сезона, перенесли блокадные эксперименты, когда из-за проблем с поставками угля энергосистему начало лихорадить. В конечном итоге, перед ремонтным сезоном они даже сумели выдать рекордные 60% от выработки всей электроэнергии в Украине. Что отрасль получила взамен? Какие обещания и крупные проекты по ее развитию анонсировались в этом году? Вот наиболее громкие проекты и планы отрасли за 9 месяцев 2017 г.

Документ – Энергетическая стратегия Украины до 2035 г. «Безопасность, энергоэффективность, конкурентоспособность».

План

Естественно, что одним из ключевых событий для энергетики Украины в 2017 г. должно было стать утверждение Энергостратегии государства до 2035 г. «Фундамент для устойчивого энергетического будущего нашей страны заложен », — заявил, презентуя утверждённый Кабмином проект стратегии, вице-премьер министр Украины Владимир Кистион. Прежде всего документ дает ответ на главный для атомщиков вопрос – есть ли атомная отрасль в числе приоритетов государства? Судя по новой структуре выработки электроэнергии атомной отрасли все еще отдают должное. Планируется, что к 2035 году АЭС будут давать 50% электроэнергии страны, возобновляемые источники — 25%, гидроэнергетика – 13.

Факт

С одной стороны, половина электроэнергии – это не пиковые 60%, но с другой, нужно понимать, что в атомной отрасли накопилось достаточно большое количество проблем. И к 2035 г. удержать производство электроэнергии на АЭС на уровне 50% от общего по стране тоже будет нелегкой задачей.

Главная проблема – завершение проектных и сверхпроектных сроков эксплуатации действующих атомных энергоблоков. Даже при условии, что наиболее старые блоки АЭС будут продлены на 20 лет. К 2035 г. нам придется вывести из эксплуатации 5 блоков: по 2 на Ровенской и Южно-Украинской АЭС и 1 на Запорожской АЭС. Суммарно – это более четверти установленной мощности всей атомной генерации Украины.

Поэтому все ожидали от стратегии ответа на вопросы как, когда (учитывая, что надо уже вчера) и за счет чего будут строиться замещающие мощности. Однако именно на эти вопросы в стратегии ответов нет.

Авторы нынешней стратегии говорят о том, что их задачей было не допустить, чтобы этот документ стал инструментом для отраслевого лоббизма. И именно поэтому в нем нет данных по конкретным проектам. Однако, потеря четверти атомной генерации никакого отношения к лоббизму не имеет. Нам нужно определяться, что и с кем мы строим, чтобы избежать этого. И делать это нужно уже сейчас.

В предыдущей версии Энергостратегии было понимание, что, например, 3 и 4 энергоблоки на ХАЭС будут достраиваться с использованием реакторов ВВЭР, установленных на всех АЭС Украины с участием «Атомстройэкспорта», достроившего уже в годы независимости один блок на РАЭС и один блок на ХАЭС. Сейчас же в этом вопросе полное отсутствие какой бы то ни было ясности.

Проект – строительство завода по производству ядерного топлива в Украине.

План

Для нашей страны, эксплуатирующей 15 атомных энергоблоков, наличие такого предприятия могло бы стать важным шагом к обеспечению энергобезопасости. Отчасти поэтому вопрос организации такого производства в Украине время от времени возникает на повестке дня чиновников. В 2017 г. провайдером этой идеи был министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик. По его словам, заниматься этим проектом готовы американскийWestinghouse , а также китайская и французская компании.

Но не факт

Как это ни прискорбно констатировать, но данные заявления министра о строительстве в Украине завода по производству пока выглядят в лучшем случае неудачным пиаром. Главная проблема заключается в том, что ни один из озвученных им потенциальных партнеров не подтвердил своей заинтересованности. ВWestinghouse , наоборот. Неоднократно заявляли о нецелесообразности строительства такого завода в Украине. Поскольку японо-американской компании вполне хватает мощностей на своем заводе в Швеции для поставок топлива на наши АЭС. Что касается французов, которых министр деликатно решил не называть, то единственным возможным партнером, имеющим опыт производства ядерного топлива, мог бы стать всемирно известный концерн Areva. Да вот незадача – они не имеют технологии производства ядерного топлива для реакторов ВВЭР. Ну и, наконец, Китай, как поставщик даже не топлива, а технологий по его производству, выглядит пока весьма фантастически. Китайцы, конечно, успешно эксплуатируют реакторы ВВЭР, которые строит для них Росатом, и даже сами производят для них топливо. Однако прав на использование технологии производства ядерного топлива на зарубежных рынках у них нет.

Как бы там ни было, но единственным реальным вариантом организации в Украине такого производства пока был и остается проект строительства ЗПЯТ в Кировоградской области с российским ТВЭЛ. Этот проект в свое время зашел куда дальше громких заявлений. Было создано совместное украино-российское предприятие, отведен земельный участок, разработан проект и начато производство оборудования с тем, чтобы в 2015 г. ввести в строй первую очередь завода. Но в конце 2013 года, в украинском бюджете не нашлось $42 млн для внесения своей доли в уставный фонд совместного предприятия и работы были приостановлены. Сейчас же проект заморожен по политическим причинам.

Событие – банкротство Westinghouse

Факт

Естественно, что анализируя основные события атомной отрасли в 2017 г. нельзя обойти вниманием начало процедуры банкротства всемирно известного производителя оборудования для атомной промышленности и топлива для АЭС японо-американской компании Westinghouse . Японская корпорация Toshibaвынуждена была запустить процедуру банкротства своего атомного бизнеса, после того как выяснилось что управленческие и технологические просчеты Westinghouseпри строительстве в Китае и США своих реакторов нового поколения вылились для компании в млрд. долл. долговых обязательств.

Официальная позиция компании уверенно-оптимистичная. Процедура банкротства – управляемая, компания выйдет из нее обновленной и станет сильнее. Кроме того, неурядицы американского офиса никоим образом не коснуться других бизнесов компании, в том числе производства топлива для украинских АЭС.

Последствия

Однако эту уверенность разделяют не все партнеры Westinghouse . На днях появилась информация о том, что американская энергетическая компания Duke Energy Florida, решила не дожидаться окончания процедуры банкротства и заявила об отказе по планам строительства атомной электростанции с энергоблоком АР-1000 производства Westinghouse .

Что касается сотрудничества с Украиной, то по официальным данным поставки американского топлива на украинские АЭС продолжаются. Причем в первом полугодии 2017 г. объем закупок у Westinghouse (в тоннах) впервые составил 51% и превысил поставки со стороны российского ТВЭЛ. Правда статистика вещь весьма хитрая, потому как в денежном выражении за этот же период доля американо-шведского топлива составила всего 39%. Более того, по данным Энергоатома, фактически в энергоблоках наших АЭС работает лишь 9% американских сборок. Почему оператор наших АЭС так активно закупает американское топливо на склад, но не стремится использовать его в работе? Возможно это перестраховка, на случай, если банкротство ударит и по топливному бизнесу Westinghouse или отголоски проблем с американским топливом, которые были выявлены в 2012 г. на Южно-Украинской АЭС? Пока это коммерческая тайна.

Проект – Централизованное хранилище отработавшего ядерного топлива (ЦХОЯТ)

План

Этим летом Кабмин утвердил обновленный проект и бюджет строительства ЦХОЯТ. Это позволило «Энергоатому» перейти к активной подготовке строительной площадки и объявить тендер по выбору подрядчика для строительных работ. Планируется, что первая очередь хранилища для отработавшего топлива будет сдана в 2019-2020 гг. и с этого момента мы сможем экономить до 130 млн. долл. на вывозе ОЯТ в Россию на переработку и хранение.

Факт

Большинство украинских специалистов соглашаются с необходимостью строительства хранилища для ОЯТ наших АЭС внутри страны. Однако многих смущает почти 10-кратное подорожание проекта ЦХОЯТ в долларовом эквиваленте – до 1,4 млрд. долл. — по сравнению со стартовой стоимостью в 2004 г., что ставит под сомнение аргумент Энергоатома об ежегодной экономии 130 млн. Эксперты опасаются, что проект, который в течение 15 лет продвигался как стратегически значимый для атомной отрасли, может оказаться экономически неэффективным и просто станет хорошей базой для коррупционных злоупотреблений. Особенно если учесть, что его реализация по официальным данным затянется на 16,5 лет.

Проект – достройка 3 и 4 энергоблоков Хмельницкой АЭС

Анонс

До конца 2017 г. «Энергоатом» планирует представить на рассмотрение Верховной Раде проект закона о достройке 3 и 4 энергоблоков Хмельницкой АЭС. Начало реализации этого проекта могло бы стать действительно хорошим подарком для отрасли, положив начало обновлению реакторного парка. Главный вопрос, что именно будет прописано в законе, не будет ли это пустой декларацией и насколько реализуемыми будут озвученные планы.

Прогноз

Прежде всего, необходимо учитывать, что достройка двух Хмельницких блоков возможна только по технологии ВВЭР. В противном случае основное преимущество – наличие готовых строительных конструкций, позволяющее удешевить проект, теряет актуальность. «Вписать в существующие конструкции другой блок, кроме ВВЭР-1000 проекта В-392 вряд ли удастся. Крайне сложно будет даже заменить его на более современную версию ВВЭР, не говоря уже о моделях других производителей. Это повлечет за собой столько сложностей, что стоимость проекта может превысить строительство нового блока», — отмечает профессор кафедры АЭС Одесского политехнического университета Сергей Барбашев.

Соответственно, выбор поставщика у нас будет ограничен. Фактически это может быть либо «Росатом», либо чешская «Шкода», имеющая лицензию на производство реакторного оборудования по технологии ВВЭР. Принимая окончательное решение о будущем 2-х блоков ХАЭС необходимо учитывать, что, как показывает опыт последних лет, в атомной отрасли первоочередное значение имеет наличие у генподрядчика практических навыков строительства и проведения необходимых работ, а также технологии производства оборудования. Собственно, отсутствие такого опыта в течение 10 лет стало одной из причин кризиса американской Вестингауз и французской Арева, затянувших в несколько раз сроки сдачи эксплуатации своих новых блоков поколения 3+, что тут же отрицательно сказалось на их конечной стоимости.

Как бы там ни было, а в компетенциях российского Атомстройэкспорта сомневаться не приходится. Российские специалисты совместно с нашими атомщиками и машиностроителями в 2004 г. успешно ввели в строй энергоблоки №2 на ХАЭС и №4 на РАЭС. И с тех пор принимали участие в строительстве нескольких десятков блоков ВВЭР по всему миру. Послужной список «Шкоды» (Skoda JS, Чехия) значительно скромнее. Да и наши атомостроевцы значительно подрастеряли былой потенциал. В Украине фактически не осталось профильных строительно-монтажных управлений и специалистов. Поэтому от выбора головного проектировщика и подрядчика во многом будет зависеть будущее хмельницких блоков.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что у украинской атомной отрасли есть большой потенциал, который, к сожалению, пока заговаривается политиками. Пока реальные проекты покрываются пылью, они ведут свои пиар баталии, особо не заботясь о будущем отрасли способной обеспечивать украинцев дешевой и экологичной электроэнергией на многие десятилетия.

Источник

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter



Читайте также: