СЕО Альфа-Банка: Оккупировать чужой офис в Украине может любой

logo


Генеральный менеджер Альфа-Банка Украина Иван Свитек о слиянии с Укрсоцбанком, финтех-бизнесе в Украине и заказчиках погромов

Чешский банкир Иван Свитек приехал работать в Украину в феврале 2017 года. Не прошло и месяца, как у него появился специфический сувенир в память о нашей стране — камень, который сохранился после погрома офиса Альфа-Банка на Крещатике 15 марта этого года.

Свитек хранит его у себя на столе в главном офисе Альфы в Киеве. И не сомневается в заказном характере этих протестов.

Его глобальная задача здесь — обеспечить плавное слияние Альфа-Банка с Укрсоцбанком, который раньше принадлежал итальянской UniCredit Group.

Объединенный банк станет четвертым по размеру активов на украинском рынке. Под какой вывеской он будет работать, пока неизвестно. Завершить интеграцию менеджмент Альфы планирует в течение двух лет.

Среди других целей команды Свитека в Украине — работа с проблемной задолженностью Укрсоцбанка, диджитализация услуг и конкуренция за розничного потребителя с двумя крупнейшими госбанками — Ощадом и Приватом.

До приезда в Украину Свитек семь лет руководил российской «дочкой» Home Credit Bank (Чехия). Еще раньше — возглавлял бизнес американского GE Money Bank в Бразилии. В начале 1990-х он входил в число советников министра финансов Чехии Вацлава Клауса.

Как конкурировать с Ощадбанком и Приватом, почему Альфа-Банк отказался от спонсирования джазового фестиваля во Львове и во сколько банкам обходятся инвестиции в финтех — об этом Иван Свитек рассказал в интервью LIGA.net.

О СЛИЯНИИ С УКРСОЦБАНКОМ

— Что сейчас происходит с Укрсоцбанком? Вы выполняете изначальный план слияния с Альфой за 1,5-2 года с момента подписания сделки с UniCredit Group?

— На мой взгляд, обсуждая тему будущего двух банков, нужно концентрироваться не столько на объединении структур, сколько на их синхронизации. Имею в виду гармонизацию процессов, продуктов, подходов — вплоть до зарплат сотрудников, чтобы два банка находились в одной системе координат. У нас сейчас очень много такой внутренней работы. Если говорить об Укрсоцбанке, то и здесь изначальная задача заключалась не в объединении как таковом, а в повышении общей эффективности.

— Тамара Савощенко (экс-предправления Укрсоцбанка, ушла в отставку 2 ноября. — Ред.) не справилась с этими задачами? Почему вы не стали продлевать с ней контракт?

— Тамара Юрьевна сама решила покинуть компанию, получив предложение от другого банка. Мне жаль, что так получилось, она высококлассный специалист. Мы попрощались в очень хороших отношениях. Ее поддержка на этапе проработки сделки и в процессе синхронизации двух банков неоценима.

— Складывается впечатление, что Укрсоц постепенно «сворачивается» — вы уже окончательно определились с его судьбой? Он должен полностью «раствориться» в Альфа-Банке? Или есть другие варианты?

— Мы изначально придерживались стратегии, что в конце должен остаться один банк. Думаю, это произойдет в течение полутора-двух лет. Содержать два баланса слишком дорого и неэффективно. Это расходы на банковскую лицензию, обслуживание банковских систем, организацию разных внутренних процессов. Единственный плюс в двух бизнесах одновременно — ими легче управлять, потому что у каждого есть свой бренд, направление работы и «место на полке» в плане рыночной ниши. Но для нас это просто безумные расходы.

В то же время мы не спешим интегрироваться. Как я уже говорил, синхронизация на этом этапе намного важнее. К сожалению, приведение двух таких разных банков к единому стандарту — это очень трудоемкий процесс. И здесь мы не можем ускоряться, так как должны качественно сделать всю подготовительную работу. Итоговая цель этой работы — удержать каждого клиента.

— «Полутора-двух лет» — считая от текущего момента?

— Да.

— Как Укрсоцбанк изменился под управлением Альфы? В феврале вы зашли в банк — что вы там увидели? Что нужно было сразу поменять, каких людей уволить, от каких активов избавиться?

— Журналисты всегда пытаются найти какой-то подвох или сказать, что мы собираемся Укрсоцбанк просто закрыть. Никто не покупает банк, чтобы его взять и закрыть. Мы хотим сохранить и развить все лучшее и то, чего не было в Альфа-Банке. Например, у Укрсоца есть лизинговая компания, есть инкассация, есть торговый эквайринг. Это все фишки, которыми мы будем пользоваться и однозначно сохраним их. По ряду других направлений будем или сворачивать, или работать над эффективностью. Все, как в обычном бизнесе.

— В чем Укрсоц был неэффективен?

— Я бы говорил не об эффективности, а о различиях между двумя структурами. Альфа всегда была более технологичной, более агрессивной, а Укрсоц классический банк. Эта разница видна, даже когда вы просто заходите в отделения банков. Сейчас в Укрсоце мы упрощаем процессы, избавляемся от ненужных расходов, ставим более четкие KPI для сотрудников, чтобы они лучше понимали, что нужно делать. И да, оптимизируем персонал, там, где функции двух банков дублируются. Всем этим мы занимаемся почти уже год.

— Говорят, что когда новый клиент приходит в отделение Укрсоца и хочет открыть там счет или депозит, его сразу оформляют как клиента Альфы.

— Это неправда, мы всегда даем клиенту выбор. 86 отделений Укрсоцбанка сегодня работают в гибридном режиме и предлагают услуги обоих банков. То есть мы предлагаем новым клиентам открыть счет или разместить депозит в Альфа-Банке, чтобы упростить обслуживание в будущем, когда банки будут объединяться и потребуется изменение реквизитов счетов. Но если клиент настаивает, мы, конечно, идем ему навстречу.

— У вас много таких клиентов, которые категорически предпочитают только Укрсоцбанк?

— В октябре мы открыли для таких клиентов более 1600 новых карточных счетов. Вообще одна из причин, почему мы купили Укрсоцбанк, — это его большая клиентская база. Мы не хотим ее потерять, поэтому все изменения стараемся проводить мягко.

— Что вы намерены делать с портфелем плохих кредитов Укрсоца? У него больше 60% просрочки — как-то удается решать эту проблему или глобально ничего не меняется?

— Ситуация улучшается, причем с опережением графика. После сделки мы планировали закрыть вопросы по проблемным кредитам за пять лет, но текущие темпы дают нам надежду решить проблему за три года. Это стало возможным после внедрения в Укрсоцбанке экспертизы Альфы по работе с клиентами по взысканию. Мы предлагаем клиентам либо добровольно продать залог, либо выкупить его у нас по согласованной с банком цене. В результате количество добровольных урегулирований выросло в пять раз: если раньше было 30-35 урегулирований в месяц, то сейчас эта цифра увеличилась до 200. Еще столько же ежемесячно урегулируется в принудительном порядке.

— Почему вообще появился этот плохой портфель? Насколько в этом виноват менеджмент банка?

— У меня нет конкретного ответа, причина явно в сочетании нескольких факторов. Укрсоцбанк образца 2007 года был крупнейшим банком по ипотечному и автокредитованию. Кредитование тогда было в основном в валюте. То есть вопрос в том числе и к менеджменту относительно оценки рисков падения цен на недвижимость и девальвации. Есть вопросы по качеству работы с проблемным портфелем. Но мы предпочитаем не искать виноватых, а работать. В рамках сделки мы понимали, какой портфель получаем, цена покупки это учитывала. К тому же портфель был в целом зарезервирован, и мы понимали, что эта проблема на Альфа-Банк не повлияет.

— Что с собственным NPL-портфелем Альфы? У вас есть несколько крупных корпоративных неплательщиков — сходу можно вспомнить кейсы Азовмаша и VS Energy. Как вы работаете с такими заемщиками?

— Я не хочу комментировать конкретные случаи: не считаю, что это правильно. Но мы всегда стараемся найти должника и договориться. Иногда получается — тогда мы делаем реструктуризацию. В более запутанных случаях судимся или продаем долг.

— Долги кто-то покупает вообще на нашем рынке?

— Конечно, особенно там, где есть хорошие твердые залоги. Но у нас в целом другая ситуация, по сравнению с Укрсоцбанком: сделки более структурированы и кредиты гасятся намного лучше. Сейчас у нас по физлицам на два банка около 10 000 просроченных кредитов по ипотеке и приблизительно 5 000 автокредитов. При существующей динамике мы урегулируем всю проблему за три года.

О ТЕХНОЛОГИЯХ И КОНКУРЕНЦИИ С ГОСБАНКАМИ

— У вас уже есть понимание, как внешне будет выглядеть новый объединенный банк? Он будет работать под брендом Альфа-Банка или есть другие идеи?

— У нас сейчас есть три варианта бренда: первый — Альфа-Банк Украина, второй — Укрсоцбанк, третий — придумать что-то новое. Не все так однозначно, у каждого варианта есть свои плюсы и минусы, поэтому все три варианта равноправны. Сейчас мы хотим привлечь сторонних консультантов, которые помогут нам с выбором. Пока просматриваем разные агентства и их видение нашей ситуации.

— У вас есть личные предпочтения?

— Нет. Сначала я думал, что непременно должна остаться только Альфа как материнский банк. Потом увидел аргументы в пользу нового бренда, но мы понимаем, что это довольно сложный процесс. Я вижу много плюсов и в том, чтобы сохранить бренд Укрсоцбанка. Но предпочтений у меня точно нет, будем выбирать.

— Укрсоц не самый очевидный вариант. Какие вообще у него могут быть плюсы?

— Да, это и для меня было достаточно неожиданным внутренним решением. Это название как таковое не ассоциируется с современным, технологичным банком, который мы с объединенной командой сегодня строим. Но, с другой стороны, здесь есть четкая национальная идентичность и что-то неуловимое от корпоративной культуры, что поддерживает лояльность клиентов на достаточно высоком уровне.

— Альфа-Банк весной объявил, что больше не будет титульным спонсором львовского джазового фестиваля — вы полностью отказываетесь от его финансирования или все же какая-то денежная поддержка останется?

— Да, мы выходим из титульного партнерства. Мы горды, что стояли у истоков фестиваля. Но пришло время отпустить его в свободное плавание. А нам самим нужно сосредоточиться на объединении банков и возможном ребрендинге.

— Банк вообще не будет сотрудничать с фестом, даже в рамках обычных спонсорских проектов?

— Мы как раз обсуждаем это с организаторами. Вряд ли мы полностью откажемся от сотрудничества с таким мероприятием: как по мне, это лучшее культурное событие в Украине. Тем более что фестиваль посещают многие наши клиенты.

— Альфа + Укрсоцбанк — в перспективе один из крупнейших банков в Украине. Ваши прямые конкуренты в рознице — Приват и Ощад, но у них есть админресурс и тысячи отделений по всей стране. Как намерены навязывать им борьбу?

— Да, объединенный банк будет четвертым игроком по активам после ПриватБанка, Ощада и Укрэксимбанка. Конечно, ситуация на рынке сложная: доля государства в банковском секторе Украины слишком высока — более 50%. А если учесть еще Фонд гарантирования вкладов, то будет еще выше — практически 70%. Это не совсем нормальная ситуация, поскольку ко всему прочему государство еще и не самый эффективный собственник. Поэтому мы как частный, а значит, более гибкий и прогрессивный банк в этой ситуации видим море возможностей.

— Расширять свой физический охват рынка путем открытия новых отделений не намерены?

— Как показывает практика, большое количество отделений не гарантирует большую долю рынка. У двух наших банков сейчас 340 отделений, при этом они работают в среднем вдвое эффективнее, чем сети других банков. Так, по итогам первого полугодия, у нас было всего 3,5% точек продаж от общего количества по банковской системе, но на них приходилось 7,4% средств физлиц, а по срочным депозитам доля была еще больше — 8,1%. Так что в расширении сети мы пока смысла не видим, разве что точечно, где будет такая потребность.

— Для украинского рынка сокращение розницы — это вопрос снижения затрат банков или все же результат переориентации клиента на онлайн?

— Думаю, дело и в снижении затрат, и в уходе клиентов в онлайн. В целом я согласен с тем, что в розничном бизнесе продолжится развитие удаленных каналов обслуживания. Но, с другой стороны, это не означает, что в ближайшие 10-15 лет отделения вообще не будут нужны.

— Весной Альфа-Банк открыл IT-подразделение Alfa-Digital — у них уже есть что показать?

— У подразделения есть два ключевых направления. Первое — развитие интернет-банкинга My Alfa-Bank и мобильного приложения Alfa-Mobile, второе — e-commerce, то есть онлайн-платежи и интернет-эквайринг. За последний год диджитал-команда запустила несколько проектов, например, онлайн-страхование, денежные переводы, онлайн-депозиты и мгновенные онлайн-кредиты, оформление которых происходит через мобильное приложение.

— Онлайн-кредиты востребованы?

— Да, на начало ноября мы выдали таких кредитов более чем на 5 млн грн.

— Над чем подразделение работает сейчас? Собираетесь как-то расширять это направление?

— С одной стороны, я понимаю, что эти ребята сворачивают горы в сегменте онлайн-продаж и потребкредитования. С другой — вижу, что этого недостаточно для первенства на рынке. Из-за зарегулированности банки не способны на революцию — только на эволюцию. Попроси банкира создать digital bank — и получишь тот же традиционный банк, только немного лучше, например, с хорошим интернет-банкингом. В то же время финтех, не обремененный лицензиями, очень бурно развивается.

Поэтому мы решили попытаться прыгнуть выше головы и готовим почву для перехода к формату digital bank. Мы объявили конкурс среди стартап-команд и уже отобрали несколько перспективных проектов для проработки идей и, возможно, вхождения в капитал. Мы готовы к такому партнерству и понимаем, что этот путь займет у нас много сил и времени. Тот же Приват создал свой продукт не мгновенно — на это ушло более 10 лет.

— Во сколько вам обходятся все эти проекты?

— Инновация, которая приходит извне, всегда дешевле внутреннего решения. Банк менее эффективен, чем предприниматель, которому нужно считать каждую копейку. Но, с другой стороны, для банка это не такие уж большие деньги — один плохой корпоративный кредит обходится намного дороже, чем инвестиция в инновации. Если говорить о суммах, то даже для такого крупного банка, как наш, речь идет о нескольких миллионах долларов инвестиций. Финучреждения нашего масштаба вполне могут себе это позволить.

— Вам не кажется, что в украинских условиях разговоры об инновациях и прочем, тех же сервисах вроде Android Pay, — это все в пустоту? Да, есть костяк интересующихся инновациями клиентов, но в итоге все это нивелируется зарплатами в конвертах, что убивает безнал, и десятками миллионов клиентов банков, которые используют свою карточку, только чтобы раз в месяц снимать деньги с банкомата?

— Не соглашусь. Мы смотрели статданные данные рынка после выхода Android Pay в странах, похожих на Украину. Динамика платежей через этот сервис там очень серьезная, особенно для мелких транзакций. Поэтому перспективы здесь большие, мы активно готовимся к подключению наших клиентов к Android Pay и Apple Pay.

— И Apple Pay тоже?

— Старт Android Pay для нас — вопрос двух-трех месяцев. С Apple Pay сроки пока неясны, поскольку нет четкой даты выхода сервиса в Украине, но предварительная договоренность есть. Мы ожидаем, что это произойдет уже в следующем году.

— Есть, кстати, мнение, что в среднесрочной перспективе классические банки постепенно отдадут функцию прямого контакта с конечным потребителем таким вот финтех-компаниям, а сами начнут выполнять роль фундамента, обеспечивая движение и сохранность денег в системе. Но напрямую обслуживать клиентов уже не будут. Что вы думаете по поводу такого сценария?

— У банков действительно есть два больших недостатка, по сравнению с финтех-компаниями. Первый — это, как я уже говорил, регулирование, требования по капиталу и лицензированию. Второе — это очень негибкие системы. Но на стороне банков ресурсы и репутация. Я не согласен с тем, что финтех убьет банки. Финтех даже больше создан для банков, чем для самостоятельного плавания. Он может нас усилить и нарастить конкурентоспособность. Если он создает возможности для небольших стартапов, то для нас с нашим ресурсом эти возможности будут еще больше. Нужно только научиться ими пользоваться.

— Как большой классический банк может вклиниться в борьбу за эти «интернет-перспективы»?

— Мы можем, например, избавиться от дорогих отделений, автоматизировать сложные, трудоемкие и монотонные процессы, что также сработает на снижение затрат. Само содержание системы становится более дешевым.

С другой стороны, единственный путь выживания для банковской системы в условиях цифровой революции — это диджитализация: оцифровка услуг, мобильные приложения, использование облачных сервисов. А в такой стране, как Украина, банк сейчас — это чуть ли не единственный игрок, у которого есть деньги. Значит, все эти стартап-таланты мы вполне можем привлечь к себе.

ОБ УКРАИНСКИХ ОСОБЕННОСТЯХ 

— Какие разительные отличия вы видите в Украине от других стран — тех же России или Чехии, где вы работали раньше? Если сравнивать период, когда вы только начали работать здесь, и текущий момент, как поменялось ваше восприятие нашего рынка и украинского потребителя?

— Я не так давно в Украине, и пока только изучаю страну. (Свитек возглавил Альфа-Банк Украина в феврале 2017 года. — Ред.). Но я вижу большой потенциал здесь, и мое восприятие этого рынка за время работы изменилось в лучшую сторону.

По поводу отличий — украинцев выделяет такая черта, как недоверие. Это относится и к банковской сфере, к сожалению. Второе — слабая конкуренция, здесь очень много свободных ниш. Если говорить о банках, то, например, если вы как вкладчик захотите выбрать надежный банк с понятными продуктами, хорошим качеством и удобными каналами обслуживания, то у вас на самом деле не такой уж и большой выбор. Буквально три-четыре банка. Так же и для корпоративных клиентов. Для нас это большое преимущество, есть с чем работать, а для потребителя — серьезный минус.

— Говорят, вы были участником конкурса на должность СЕО ПриватБанка и даже победили в нем, но переходить в Приват в итоге отказались. Прокомментируйте этот слух — это правда?

— Слухи я не комментирую, но могу сказать, что мне нравится работа в Альфа-Банке. Мы вместе с коллегами вложили много сил в интеграцию и развитие объединенной команды. И нам еще очень многое предстоит сделать.

— Учитывая ситуацию в стране — когда, например, кто-то может взять и разгромить офис банка в самом центре столицы, — не возникает ли желания уехать?

— Не возникает. У меня есть камень, которым громили наш офис на Крещатике — я забрал его себе как сувенир. Конечно, все это очень неприятно. Но я знаю, что это не спонтанная реакция. И уже вижу, что это понимают и обычные жители Украины, которые, несмотря на все эти атаки, доверяют нам и остаются нашими клиентами. Для меня это не более чем cost of business in Ukraine. Но я оптимист и предпочитаю концентрироваться на плюсах: да, рынок маленький, но он постоянно растет, люди открыты к технологиям, и мне нравится сама цель — создать крупнейший частный банк в Украине.

— Уже выработали для себя рецепт поведения в таких ситуациях, когда кто-то, например, пытается играть на российских корнях Альфа-Банка?

— В самом начале, когда я только сюда приехал, мне хотелось всячески коммуницировать, попытаться донести до людей, что нет, мы не российский банк. Но потом я понял, что это просто потеря времени, потому что эти спекуляции исходят не от простых граждан, а от заинтересованных людей. Для меня лучший рецепт — это качественная работа и создание банка-лидера.

— Вы можете назвать заказчиков таких атак?

— Конечно. У нас есть ряд крупных заемщиков, которые не хотят возвращать большие суммы кредитов. Но меня больше волнует даже не это, а то, что по сути кто угодно может запросто за сравнительно небольшие деньги взять и оккупировать чей-то офис. Несколько десятков человек, автобус, по 200 грн каждому — и все, этого достаточно. Такие вот инвестиции у людей. Это вам не финтех.

Сергей Шевчук

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter



Читайте также: