Павел Петренко: Мы продолжаем поиск активов «Газпрома». ЧАСТЬ 2

logo


Об этом в интервью изданию «Комментарии» заявил министр юстиции Украины Павел Петренко.

Также он рассказал о том, как Украина судится с Россией в международных судах, о международных судебных прецедентах и об ужине с победителем аукциона.  

— В первом полугодии 2017 года Минюсту удалось сформировать правовую позицию относительно связанного с оккупацией Крыма большого дела «Украина против России», которое принял Европейский суд по правам человека. Всего в ЕСПЧ Украиной было подано пять исков. В какую сумму правительство оценивает ущерб, нанесенный от оккупации Крыма и военных действий на Донбассе?

— Сейчас мы ожидаем от суда процессуального графика рассмотрения дела. Дело большое и мы бы хотели понимать сроки и порядок допроса свидетелей, исследования доказательств. Что же касается конечной суммы ущерба, то это будет устанавливаться на финальной стадии рассмотрения дела. Я хотел бы напомнить, что в 2014 году, когда поддавался этот иск в ЕСПЧ, мы делали предварительную оценку ущерба, который Украина понесла от аннексии Крыма, и он составил около 100 млрд долларов США.

Сейчас заканчиваем подготовку пакета документов и аналогичную правовую позицию для Европейского суда по правам человека по второму большому делу, которое касается событий на Донбассе. Оно является более масштабным, чем крымское: событий было больше, более длительный временной промежуток, объемнее доказательная база. Также мы продолжаем работу над делом, которые касается похищения детей-сирот на востоке Украины, вывезенных в Россию. Это дело не такое масштабное, но для нас оно является также принципиальным.

Процесс продолжается и очень важно, чтобы ЕСПЧ определил для себя модель рассмотрения дел, процессуальный график, ведь за всю историю существования ЕСПЧ, суд не имел практики рассмотрения таких масштабных межгосударственных дел. За историю ЕСПЧ было рассмотрено, если не ошибаюсь, 15 или 16 подобных дел, а Украина за последнее время уже подала пять исков. Мы готовы к любым форматам, даже к тому, чтобы судьи посетили Украину для допроса свидетелей на территории нашей страны.      

— Государственная дума России приняла закон, который позволяет Конституционному суду РФ не выполнять решения межгосударственных органов по защите прав и свобод человека, включая Европейский суд по правам человека. Что будете предпринимать, если РФ проигнорирует решения международных судов?

— Мы будем выполнять решения этих судов в соответствии с международными конвенциями на территории тех стран, которыми эти конвенции признаются. Если решение этих судов будут предусматривать взыскании денежных средств с России, то это может осуществляться за счет имущества, которое принадлежит Российской Федерации.

Если же на Россию будут наложены судом определенные обязательства, то в случае невыполнения решений, например, ЕСПЧ, существуют механизмы усиления существующих или введение новых санкций.    

Павел Петренко минюст    

— По данным отчета, который представил ЕСПЧ по итогам 2016 года, большинство исков в Европейский суд по правам человека было против Украины. Каковы перспективы этих дел?

— Хочу уточнить, что есть категория дел, в которых граждане подают иски против России, как к государству, которое осуществило незаконную аннексию Крыма или нарушило права украинцев на Донбассе. Есть также иски, которые подаются (в ЕСПЧ, — Ред.) против России и Украины. Мы имеем первое пилотное решение ЕСПЧ, где Европейский суд по правам человека указал, что у Украины нет обязательств относительно той ситуации, которая происходит на Донбассе на неподконтрольной территории в отношении конкретного заявителя, что контроль над этой территорией осуществляется Россией.

Это решение для нас является хорошим сигналом и говорит о том, что ответственность за нарушения прав человека, как на территории аннексированного Крыма, так и на неподконтрольной территории Донбасса, возлагается на Россию. Первое дело есть и сейчас мы работаем над остальными.

Кроме этого мы разработали в Министерстве юстиции большую программу в рамках бесплатной правовой помощи, которая позволяет внутренне перемещенным лицам, которые имеют доказательства нарушения их прав, потерю имущества, посягательства на жизнь и другие права, оформить соответствующее заявление и направить в ЕСПЧ.             

— Ранее вы заявляли, что Украина имеет шанс получить решение Международного суда ООН в Гааге по двум искам. Сколько времени может занять их рассмотрение?

— Речь идет о двух конвенциях. Это конвенция о борьбе с финансированием терроризма и конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации. У нас были первые слушания, и после этого суд установил процессуальный график для подачи дополнительного обоснования для Украины до следующего года и в последующем для России — до 2019 года. Если говорить о практике рассмотрения подобных дел, то они рассматриваются около 5-6 лет. Все зависит от доказательной базы и количества свидетелей, которые будут заявлены сторонами.

Говорить о конкретных сроках мы сможем после того, как увидим контраргументы другой стороны. То есть в 2019 году будет понятен весь объем аргументов Украины, которые мы подадим в дополнительном заявлении, и весь объем контраргументов другой стороны. Суд сможет сформулировать процессуальный график исследования доказательств, и тогда уже мы сможем определить приблизительные сроки вынесения решений.        

Министр юстиции Украины Павел Петренко           

— Стокгольмский арбитраж отменил принцип Газпрома «бери или плати», который действовал при закупке Украиной российского газа. Что это даст нашей стране?

— Это дает нашему государству возможность и серьезный аргумент, чтобы полностью опровергнуть обоснованность требований «Газпрома» при взыскании 40 миллиардов долларов долга с украинского «Нефтегаза» согласно дискриминационной формуле. Формула состояла в том, что покупаешь ты газ, или не покупаешь, а ты все равно должен платить. Суд признал этот пункт контракта, который был заключен в 2009 году, экономически необоснованными и отменил.

Кроме этого, «Нефтегаз» выдвигал свои дополнительные требования по транзитным договорам. Но это отдельный коммерческий спор. Думаю, что более детально это смогут прокомментировать представители «Нефтегаза».                      

— В бюджет взыскали с «Газпрома» первые 80,8 млн грн из почти 172 млрд штрафа по антимонопольному делу. Ранее вы заявляли, что Украина попытается арестовать активы «Газпрома» за рубежом. Считаете это реально?

— Мы сейчас отрабатываем и исполняем данное решение суда по этому делу. Недавно украинский суд подтвердил правомерность взыскания этой суммы в бюджет. Продолжается поиск активов, и мы владеем информацией о наличии корпоративных прав на 30 миллионов гривен, которые принадлежат «Газпрому». Я не могу разглашать информацию касательно механизмов дальнейшего взыскания средств с «Газпрома» на территории других государств, ведь она является конфиденциальной. Мы над этим работаем.

Согласно украинскому законодательству, когда будут исчерпаны национальные механизмы взыскания, то есть, когда государственным исполнителем будет установлено, что все имущество, которое принадлежит должнику на территории Украины уже взыскано, но средств на погашение долга все равно не хватает, тогда взыскатель, в этом случае государство, прибегает к механизмам, которые, в том числе, включают в себя и правовую помощью через соответствующие договоры со странами, которые признают решения украинских судов. Это серьезное юридическое дело и мы будем к нему качественно готовиться.                           

— Как относитесь к инициативе внедрения визового режима с Россией? Возможно ли это сделать технически?

— Мы в этом направлении имеем первый очень серьезный шаг вперед – это решение СНБО о введении системы биометрического контроля для въезжающих в Украину граждан иностранных государств и внедрении электронной системы предварительной регистрации для намеревающихся въехать в Украину граждан РФ. Ведь обычная виза не решает вопросы национальной безопасности в вопросе перемещения лиц, которые могут быть агентами или диверсантами. Сбор же биометрических данных и возможность фактического контроля по перемещению таких лиц внутри страны является более эффективным.

Сбор биометрических данных, предварительное уведомление о приезде – фактически элементы того же визового режима. Эти меры являются еще даже более жесткими, чем обычная бумажная виза, которая является документом многоразового использования. По моему мнению, решение СНБО было принято вовремя. Пограничники и Миграционная служба, насколько мне известно, готовятся к запуску этой системы. К концу года она должна быть протестирована, а работа системы в полноценном режиме должна начаться со следующего года.      

Министр юстиции Петренко  

— Михеил Саакашвили совершил незаконноме пересечение границы Украины и намерен отстаивать свое право на гражданство Украины в суде. По вашему мнению, ему вернут украинское гражданство? 

— Каждым противоправным действиям каждого лица должны даваться юридические оценки. Касаемо нарушений правил пересечения границы, то для этого есть определенные компетентные органы. Знаю, что есть уже и соответствующее решение суда. Что же касается вопроса лишения гражданства, то в Украине действует четкий юридический механизм судебного контроля любого решения государственного органа, в том числе и решения президента Украины.

Чтобы установить законно или незаконно вас лишили гражданства, вам необходимо хотя бы подать иск в суд. Насколько я знаю, то по состоянию на сегодня, Михеилом Саакашвили такой иск в суд не был подан. Моя рекомендация для тех, кто сомневается в законности решения того или иного государственного органа – обращайтесь в суд.

После этого существует механизм контроля решений украинских судов со стороны международных судов, того же ЕСПЧ. И уже тогда можно говорить о том, что это решение было законным или незаконным.                           

— Недавно на благотворительном аукционе был куплен ужин с вами. Состоялся ли он уже? Если да, то какие вопросы вы обсуждали за ужином и с кем? 

Ужин еще не состоялся. Организаторы не определились со временем и местом его проведения.