Отопительный сезон в Украине: есть две большие угрозы

logo


Через месяц в Украине начнется отопительный сезон. Власти рапортуют о готовности к зиме, а запасы газа и угля позволяют надеяться, что проблем действительно не будет. Вместе с тем, есть серьезные риски, которые нельзя сбрасывать со счетов, и главные среди них — изношенность теплосетей и угроза кибератаки на энергосистему Украины. «Апостроф» выяснял, в чем таится основная опасность.

Новый отопительный сезон в Украине традиционно начнется в октябре. Руководитель госкомпании «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук заявил, что энергетическая система страны к зиме готова – проведена ремонтная компания, надежность работы энергосистемы приведена в соответствие. Ремонтные работы еще не везде завершены, но идут по графику.

При этом глава «Укрэнерго» отметил, что в стране наблюдается определенный дефицит угля. Но если все генерирующие компании выполнят взятые на себя обязательства, то не будет никаких проблем.

Дефицит угля в Украине образовался в связи с начавшейся в начале текущего года торгово-транспортной блокадой временно неконтролируемых территорий Донецкой и Луганской областей, на которых добывается антрацит, используемый многими теплоэлектростанциями (ТЭС) и теплоэлектроцентралями (ТЭЦ). Альтернативой донецкому углю стало топливо, импортируемое из ЮАР и США (кроме того, компания ДТЭК Рината Ахметова получает уголь со своих шахт в Ростовской области РФ). Поставки африканского угля начались еще в 2014 году, а 13 сентября 2017 года в порт «Южный» прибыло первое судно с американским антрацитом.

Для сокращения дефицита теплогенерирующие мощности переоборудуются под использование угля газовой группы, который добывается на контролируемой Киевом территории. Вместе с тем, в 2017 году наблюдается снижение уровня добычи угля, прежде всего на государственных предприятиях.

Что касается газа, то, по данным «Укртрансгаза», в подземные хранилища (ПХГ) уже закачано более 15 млрд кубометров топлива, при том, что в предыдущий отопительный период Украина вошла с запасами в 14,7 млрд кубометров.

Согласно планам Министерства энергетики и угольной промышленности, до 1 октября в ПХГ должно быть 17 млрд кубометров.

С газом и углем

«По газу проблем я не вижу. Как не было их в прошлом и позапрошлом году – с точки зрения запасов. При всех тех апокалиптических прогнозах, которые разгонялись некоторыми СМИ и отдельными экспертами, ничего не произошло. Более того, излишки газа оставались после завершения отопительного сезона», — сказал в комментарии «Апострофу» президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар.

И уже не столь принципиально, будет в ПХГ 17 млрд кубометров газа или чуть меньше.

«Если ориентироваться по прошлому году, то при тех объемах потребления, которые есть сегодня, нам больше и не надо. Зачем тратить лишние деньги? Если вашей семье на год нужно 200 кг картошки, то вряд ли вы будете покупать 300 кг. Так и здесь. Ситуация вполне нормальная», — отметил Гончар.

Эксперт напомнил, что минувшая зима была достаточно суровой, а запасы – как никогда минимальными, но ничего ужасного не произошло.

Что касается угля, то здесь ситуация иная.

«Уголь – не газ, его не запасают впрок на весь отопительный сезон. Делают определенный объем, а потом, как это было раньше, так и будет в дальнейшем – с колес. Как мне кажется, неожиданностей быть не должно. Тем более, за три последних сезона достаточно неплохо отработана система поставок угля по импорту. В этом году она будет еще более диверсифицированной по сравнению с предыдущими периодами – речь идет о закупке американского угля. Риски, конечно, есть – они всегда будут, но я здесь также не вижу особых проблем», — отметил Михаил Гончар.

Директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко также не видит проблем с запасами газа.

«Основной риск – это создание запаса угля. Пока что его недостаточно. Дефицит покрывается импортными поставками, и, если импорт будет обеспечен, я думаю, проблем также не должно быть», — сказал эксперт «Апострофу».

Он подчеркнул, что в нынешнем году ситуация с подготовкой к отопительному периоду намного лучше, чем, например, в 2014 и 2015 годах, «но это не значит, что надо расслабляться и почивать на лаврах».

Неоднозначные цифры

Однако в том, что касается запасов угля и газа, не все однозначно.

«Сколько этого угля запасено, никто сказать не может, поскольку данные «Укрэнерго» и Минэнергоугля не совпадают», — заявил «Апострофу» ведущий научный сотрудник Национального института стратегических исследований Геннадий Рябцев.

Озвучиваемые цифры, в частности, по углю, зачастую включают в себя не реальные запасы, а те объемы, которые еще будут поставлены до конца текущего года. При этом никто не знает наверняка, будут ли выполнены соответствующие контракты.

Та же ситуация — и с газом. Далеко не весь газ, закачанный в подземные хранилища, принадлежит НАК «Нафтогаз Украины». Соответственно, нельзя утверждать, что он будет использован для нужд страны во время отопительного сезона. А все это сбрасывается в одну кучу.

«Достаточно большие запасы угля сделаны на Луганской ТЭС, которая сейчас не работает в объединенной системе Украины. Есть уголь, который относится к Бурштынской ТЭС, которая, как известно, работает на экспорт и также не включена в объединенную систему (находится в Ивано-Франковской области и работает в составе «Бурштынского острова» параллельно с объединенной энергетической системой стран ЕС, – «Апостроф»)», — отметил Рябцев.

Он также обратил внимание на то, что массовый перевод ТЭС с антрацита на уголь газовой группы в условиях сокращения угледобычи может привести к образованию дефицита угля соответствующих марок.

«Если тенденции сохранятся, то в конце нынешнего года этот дефицит будет составлять порядка 1 млн тонн, а в конце следующего года – порядка 4 млн тонн. Поэтому не исключено, что в следующем году нам придется завозить и уголь газовой группы», — подчеркнул Рябцев.

Опасности и риски

Запасы топлива – далеко не единственный критерий готовности к отопительному сезону. С этим согласны все опрошенные «Апострофом» эксперты.

«Есть риск, связанный с низкой надежностью системы теплообеспечения страны – ТЭЦ и тепловых сетей, высокий уровень изношенности оборудования. Здесь, я думаю, риски самые большие», — считает Владимир Омельченко.

«Критерии, почему-то, сводятся исключительно к запасам угля и газа. Однако далеко не этим определяется готовность», — отмечает Геннадий Рябцев.

Эксперт уточнил, что будут проблемы с обеспечением достаточной комфортности украинских граждан.

«Минувшим летом тепловые электростанции экономили уголь, не выполняя своих контрактных обязательств. Просто отключали потребителям горячую воду. Только из-за того, что им это невыгодно. У нас в регионах уже давно забыли, что такое горячая вода, что такое нормальное центральное отопление. Сейчас никто не модернизирует котельные, не проверяет сети, не меняет трубы, не ставит счетчики в нужном количестве, не проводит учений на случай непредвиденных ситуаций», — отметил Рябцев.

Что касается непредвиденных ЧП, то здесь кроется особая опасность.

«Я бы рассматривал риск, связанный с опасностью кибервоздействий на наши энергосистемы, с чем мы, в принципе, регулярно сталкиваемся: 23 декабря 2015 года – атака на серию облэнерго, 16 декабря 2016 года, 27 июня этого года. И создается такое впечатление, что это были тренировочные атаки на предмет выяснения слабых мест и подготовка к какому-то времени «Ч» для какой-то массированной комплексной кибератаки с одновременным воздействием на разные энергосистемы. Прежде всего, на объединенную энергосистему Украины, также на газотранспортную систему, на систему технологической связи. Этого нельзя исключать, и именно здесь кроются серьезные риски», — подчеркнул эксперт.



Читайте также: