Немецкий Siemens обвинил “дочку” российской госкомпании в умышленном обмане

logo


Структура “Ростеха” ОАО “Технопромэкспорт” умышленно обманывала “Сименс технологии газовых турбин” (СП Siemens и “Силовых машин” Алексея Мордашова). Об этом на заседании суда заявил представитель немецкого концерна. По его словам, “Технопромэкспорт” еще осенью 2015 года перепродал купленные у “Сименс технологии газовых турбин” турбины и с самого начала знал, что они будут поставлены в Крым.

“Сименс технологии газовых турбин” в марте 2015 года заключила договор с ОАО “Технопромэкспорт” о поставке четырех турбин для строительства станций на Таманском полуострове в Краснодарском крае, чтобы покрыть дефицит энергосистемы Крыма. Тогда США и ЕС уже ввели санкции в отношении России. В частности, европейские запрещали поставки оборудования для объектов энергетики на полуострове Крым. А “Технопромэкспорт” в 2015 году был определен строителем двух электростанций в Севастополе и Симферополе. Чтобы соблюсти санкционный режим, договор был дополнен несколькими положениями: что завод может отказаться поставлять турбины, если это может нарушить санкции, что ОАО “Технопромэкспорт” обязуется не использовать купленное оборудование в оккупированном Крыму, а единственное место поставки турбин — Тамань.

Но, как позже стало известно Siemens, уже через полгода после сделки — в октябре 2015 года — ОАО “Технопромэкспорт” перепродало турбины еще одной структуре “Ростеха” — ООО “Технопромэкспорт”. Из этого контракта были исключены пункты о санкциях, месте поставки и невозможности использования турбин в Крыму. Передача оборудования от одной структуры “Ростеха” к другой должна была произойти в тот же день, когда ОАО “Технопромэкспорт” получит его от “Сименс технологии газовых турбин”, рассказал представитель Siemens. По его словам, в переговорах с Siemens ОАО “Технопромэкспорт” продолжало вести себя так, как будто ничего не случилось, и представляться собственником турбин, давать обязательства.

Конкурс на строительство станций в Тамани так и не состоялся. Во второй половине 2016 года Минэнерго провело конкурс на строительство, но он не состоялся. В ответе на запрос Siemens Минэнерго России подтверждало, что эта электростанция нужна, но фактически проект заморожен, рассказал в суде представитель концерна (представитель Минэнерго это опроверг). И в сентябре 2016 года ОАО “Технопромэкспорт” объявило тендер на продажу турбин, хотя они уже были проданы.

Летом этого года, после того как выяснилось, что турбины в Крыму, Siemens заявил, что готов выкупить их обратно. “Технопромэкспорт” ответил, что у концерна была такая возможность на тендере, но он ею не воспользовался и турбины были проданы другой компании.

Во вторник представитель “Технопромэкспорта” отказался от комментариев до следующего судебного заседания, которое назначено на 14 декабря. Но он отметил, что доводы Siemens уводят в сторону от сути спора и необоснованны. “Фактически все усилия Siemens направлены на то, чтобы заставить российские компании работать в России по чужим правилам, навязанным из-за рубежа, что само по себе абсурдно”, — заявил он.

В суде Siemens требует остановить монтаж турбин в оккупированном Крыму и вернуть их. Санкционные оговорки в договоре ограничивают место поставки, а запрета на оборот заказанного оборудования нет, отмечает партнер компании “Нафко-консультанты” Ирина Мостовая. Но если Siemens удастся доказать факт обмана, то это может сыграть существенную роль в доказывании недействительности сделки, считает управляющий партнер “Рустам Курмаев и партнеры” Рустам Курмаев. Вряд ли новые обстоятельства повлияют на процесс, не согласен партнер BMS Law Firm Денис Фролов: подобные показания, как правило, не воспринимаются судом как доказательства — придется представить переписку или записи разговоров, но даже тогда суд может не приобщить их к делу.

Скорее всего, Siemens подал иск в российский суд для того, чтобы защититься от нападок в Европе, считает Фролов. Интерес Siemens — доказать, что компания не знала и не могла знать о нарушении санкций, иначе для нее возникают серьезные репутационные и регуляторные риски, согласен Курмаев. Если Siemens выиграет, то вместо оборудования, которое вряд ли демонтируют, “Технопромэкспорт” должен будет уплатить денежный эквивалент, добавляет Мостовая. Учитывая, что компания находится в процедуре банкротства, в это тоже слабо верится, считает она.



Читайте также: