Морган Вильямс: Инвесторы готовы вложить в газодобычу миллиард долларов. Нужна только политическая воля

logo


И американский бизнес при содействии властей США готов помочь нам в решении этой задачи. Накануне визита энергетического министра — встретилась с Морганом Вильямсом, президентом Американско-Украинского Делового Совета (U.S.-Ukraine Business Council (USUBC)). Говорили не только о перспективах сотрудничества Украины и США в энергетической сфере, но и о том, что может сделать Киев, чтобы завлечь американских инвесторов.

— Господин Вильямс, Вы были среди тех, кто принимал активное участие в подготовке визита Рика Пэрри и знаете его детали. На каких вопросах министр энергетики США сосредоточит свое внимание в переговорах с представителями украинской власти?

— В программе визита есть несколько пунктов. Во-первых, это увеличение закупок Украиной американского угля, что поможет Украине диверсифицировать источники поставок энергоносителей. Также Пэрри будет говорить о дальнейшем снижении зависимости Украины от российских поставок ядерного топлива, обсуждать шаги для открытия рынка нефте- и газодобычи для международных компаний.

Украине будет предложено сохранить стимулы для развития альтернативной энергетики.

Основной месседж визита следующий: американское правительство готово дальше оказывать содействие Украине в наращивании собственного производства энергии и ослабления зависимости от Российской Федерации. Во многом это связано с процессом демонополизации энергосектора, что предполагает допуск на рынок добычи энергоносителей большего количества частных инвесторов.

И тут есть одна проблема. Крупные государственные и частные компании, с одной стороны говорят о том, что желают привлекать инвестиции. С другой, не желают расставаться со своим монопольным положением.

Конечно же, Пэрри поздравит Украину с подписанием важного договора о строительстве Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива (ЦХОЯТ), в рамках которого американская компания Holtec International поставит необходимое для хранения ядерных отходов оборудование. Финансовое учреждение правительства США OPIC застраховало политические риски (”BOC Coverage”) по кредиту на $250 млн, привлекаемому НАЭК “Энергоатом” через Central Storage Safety Project Trust (Делавэр) на строительство.

Сейчас основную массу отработанного ядерного топлива Украина вывозит в Российскую Федерацию и ежегодно платит России за его захоронение свыше 200 миллионов долларов в год. Мы ожидаем завершения строительства ЦХОЯТ через два-три года, после чего Украине уже не придется вывозить ни одной тонны отработанного ядерного топлива в Россию. Контроль над отработанным ядерным топливом — это такой же важный элемент обеспечения энергонезависимости, как и закупка самих энергоносителей.

— : В чем именно США видят свою помощь в повышении энергобезопасности нашей страны?

— : Для Украины важным приоритетом является увеличение собственного производства энергоносителей. Ведь ваша страна все еще сильно зависит от импорта энергоносителей, в первую очередь, из России. Самый эффективный и быстрый способ решить эту задачу — это открытие отрасли для иностранных инвестиций и расширение сотрудничества с международными партнерами.

В первую очередь это касается ядерной энергетики, которая в энергетическом балансе Украины занимает 60%. Программа поставок ядерного топлива для украинских АЭС американской компанией “Вестингхаус” поддерживается американским правительством последние 15 лет. До открытия этой программы единственным поставщиком ядерного топлива на украинский рынок был российский “Росатом”. Сейчас его доля снизилась до 55%, на поставки американской “Вестингхаус” приходится 45%.

Между Украиной и компанией “Вестингхаус” подписано очень важное соглашение, по которому американская компания готова полностью обеспечить украинские АЭС ядерным топливом, если Россия откажется от поставок. Это важная гарантия безопасности украинской ядерной энергетики.

В свете продолжающейся агрессии России против Украины и учитывая растущие потребности вашей страны в энергоресурсе Украине желательно изменить баланс и доли присутствия российской и американской компаний на украинском рынке, чтобы 55% поставок приходилось на “Вестингхаус” и 45% — на “Росатом”. Деловой Совет надеется, что министр Пэрри поднимет этот вопрос во время пребывания в Украине.

Не менее важно наращивать собственную добычу нефти и газа, допустив на рынок международные компании, поскольку они принесут в энергетический сектор не только мощный финансовый ресурс, но и новейшие технологии и модели управления, которые позволят проводить буровые и другие работы намного быстрее.

Чтобы в Украину зашли не только американские, но и другие крупнейшие представители этого сектора, необходимо, чтобы здесь полноценно заработал механизм соглашения о разделе продукции. Именно так привлекаются инвестиции в нефте-и газодобычу во всем мире. Это удобно и для государства, и для инвестора: договор является долгосрочным и на него распространяется юрисдикция иностранных судов.

По моим сведениям, совокупно инвесторы уже сейчас готовы вложить в украинскую газодобычу около миллиарда долларов. Но они не будут заводить деньги, пока Украина не введет правило — заключать договора о разделе продукции по результатам аукциона, к которому могут быть допущены и иностранные компании.

Для этого необходимо принять инструменты на уровне Верховной Рады и подзаконные акты на уровне Кабинета министров. После этого можно достаточно быстро организовать торги по продаже квот на добычу.

Уже более года с представителями украинской власти ведутся переговоры о необходимости такого шага. Но пока эти переговоры не дали результата. Можно сказать, что это одна из серьезных ошибок, допущенных украинской властью: МВФ требует от Украины повышения тарифов на газ для населения, а увеличив местную добычу, тарифы можно было бы снизить.

— Вы давно работаете в Украине. Как за последние годы изменился инвестиционный климат?

— Путин нанес Украине двойной удар — вооруженной агрессией и ограничением украинского экспорта в Россию и через территорию России. И Украина уже четыре года пытается справиться с последствиями этого удара. Сейчас ваша страна достигла значительного прогресса в этом вопросе.

За последний год мы наблюдаем довольно серьёзное улучшение настроений и восприятия Украины со стороны международного бизнеса. Многие компании открыто заявляют, что они расположены к долгосрочному присутствию в Украине, и они не собираются ждать, что скажет МВФ, они не собираются ждать, пока у вас выберут нового Президента — они готовы действовать. Наш девиз теперь такой: мы сильный международный бизнес и мы работаем в Украине прямо сейчас.

Для Украины экономическое развитие, сильная, растущая экономика — приоритет номер один и для благоденствия народа Украины, и для борьбы с путинской агрессией, и для того, чтобы ЕС, США и другие поддерживали Украину. Опять-таки, чтобы Украина была интересна инвесторам, вам нужна растущая экономика.

Главная наша задача — убедить украинскую власть, что она должна делать больше для поддержки развития экономики и улучшения бизнес-среды.

— Что именно так повлияло на изменение настроений инвесторов?

— Влияние оказало множество факторов, как в самой Украине, так и за ее пределами. Международные компании учитывают политическую составляющую: Европейский Союз и США поддерживают Украину, продолжая активно бороться с господином Путиным. Свою поддержку вашей стране оказывает и Международный валютный фонд, свидетельством чего является недавно заключенное новое соглашение о продолжении кредитного сотрудничества. Все эти обстоятельства — серьезный сигнал для бизнеса.

Если говорить о внутренних факторах, я бы отметил снижение уровня коррумпированности украинских судов и поддержку экономических реформ со стороны правительства. К знаковым событиям можно отнести принятие закона, призванного защитить бизнес от неправомерного вмешательства силовых и контролирующих органов (известного, как “маски-шоу” стоп — ДС).

В последнее время Украина заключила несколько крупных контрактов с международными компаниями, и это тоже очень важный момент. Я уже говорил о проекте строительства ЦХОЯТ. К событиям такого уровня можно отнести и заключение крупного контракта между “Укрзализныцей” и General Electric на поставку дизельных тепловозов, их локализации и обслуживании. Наконец, Украина увеличила свой оборонный потенциал, в том числе за счет увеличения поставок из США.

Можно сказать, что все эти процессы позволили сформировать ту критическую массу, которая переросла в качественные изменения. Я имею в виду отношение международного бизнеса к Украине.

— Что еще должна сделать наша страна для того, чтобы увеличить приток инвестиций?

— Во-первых, нужно обеспечить эффективную работу Антикоррупционного суда. Во-вторых, Украине необходимо продолжить сотрудничество с МВФ. В-третьих, необходимо демонополизировать и либерализовать энергосектор и железнодорожные перевозки. В-четвертых, снизить коррупцию, особенно в госмонополиях, в том числе в оборонном секторе, железнодорожных перевозках, энергетике. Уровень коррумпированности всего госсектора слишком высок. Нужна более решительная борьба с коррумпированными судьями и более сильный генеральный прокурор, который будет преследовать этих людей. Я был здесь в 2004 году, и тогда говорили: “Бандитам — тюрьмы”. Но никаких бандитов в тюрьму не отправили. Я был здесь во время Революции достоинства — и снова “Бандитам — тюрьмы!”. Но бандиты не оказались в тюрьмах.

И, что не мене важно, необходимо сформировать цивилизованный рынок земли. Ведь сейчас ключевой актив Украины, который может обеспечивать экономический рост, по сути, не работает. Потому что украинские политики не готовы поднимать и решать этот вопрос. Это большой удар, в первую очередь, по народу Украины. И, конечно, по перспективе экономического роста.

— Есть ли у нас шанс быстро избавиться от монопольного положения “Укрзализныци”?

— Во время недавнего визита в США мы организовали для президента Порошенко в Нью-Йорке встречу с представителями деловых кругов. Крупные компании, которые работают в Украине, открыто заявили вашему президенту о том, что самой большой проблемой для них является “Укрзализныця”. Подвижному составу, который использует компания, место в музее. При этом тарифы за перевозки слишком высоки. Тогда же две американские компании выразили готовность немедленно выйти на украинский рынок и инвестировать 250 миллионов долларов в построение мощностей по производству подвижного состава. Единственное условие — наличие эффективного механизма частных транспортных услуг.

Украина должна принять закон, обеспечивающий допуск частной тяги. Сейчас единственным владельцем магистральной тяги может быть только УЗ. Американские инвесторы говорят, что не имеет смысла строить в Украине вагоны, если у покупателей вагонов нет своих локомотивов, если нет контроля над тягой, над маршрутами. В сущности, алгоритм действий понятен, для решения этого вопроса нужна только политическая воля.

— Недавно вы сообщили, что американский бизнес, связанный с военной индустрией, готов поставлять в Украину больше оборонительного вооружения. В то же время весной этого года Американско-Украинский Деловой Совет обращался с открытым письмом к премьеру и Президенту с призывом преодолеть непрозрачность в ходе закупок вооружения и военной техники в рамках государственного оборонного заказа. Может ли это стать препятствием в расширении военного сотрудничества Украины и США?

— В военном секторе есть две большие проблемы — коррупция и огромная забюрократизированность, из-за чего некоторые украинские частные оборонные компании предпочитают экспортировать свою продукцию, а не продавать на внутреннем рынке. По этой же причине частные производители ВПК США не хотят или не могут полноценно взаимодействовать с украинскими коллегами. Безусловно, американские компании могли бы увеличить свои поставки, как через Министерство обороны США, так и в рамках НАТО, если бы этот вопрос был решен. Но пока украинский ВПК — это еще одна из засекреченных государственных коррумпированных монополий.

Можно сказать, что все госкомпании по определению коррумпированы, бюджетные средства используются не по назначению или неэффективно, выводятся из экономики. Поэтому Украине нужно, наконец, запустить реальную “большую” приватизацию.

Некоторые говорят: “Нужно подождать, будущее Украины зависит от народа Украины”. Но народ Украины двумя революциями заявил: “Мы хотим быть европейцами”, и все же народ Украины не главный в Украине. И чтобы Украина стала европейской, ей нужно отстраивать сильные гражданское общество и бизнес. Это две наиболее позитивные силы, нужно привлечь ЕС, США и международные финансовые учреждения. Дело в том, что народ Украины не может этого сделать самостоятельно. Он не может бороться с местной элитой в одиночку и не может сражаться с Путиным в одиночку. Таким образом, будущее Украины зависит от народа Украины через гражданское общество и бизнес, от США, ЕС и международных финансовых институтов, которые все вместе работают над экономическим развитием и борются с Путиным. Поэтому будущее Украины зависит от народа Украины при поддержке международного сообщества. Этот момент очень важно помнить.

Досье 

Морган Уильямс, президент Американско-Украинского Делового Совета (U.S.-Ukraine Business Council (USUBC)), директор по связям с государственными учреждениями, Вашингтонский офис компании “СигмаБлейзер”

Занимает пост президента USUBC с января 2007 г. Работает на различных должностях в сфере поддержки делового и экономического развития Украины в течение последних 26 лет, с осени 1992 г.

Начал свою деятельность в сфере развития международной экономики и бизнеса в 1981 году. Реализовывал программы развития сельского хозяйства и пищевой промышленности в Индии, Гаити, Индонезии и Египте. До этого был представителем сенатора Боба Дола (Республиканская партия, штат Канзас) в Комитете по вопросам сельского хозяйства Сената США.

С 1969 по 1977 р. — директор по штату Канзас крупных программ экономического развития сельской местности Департамента сельского хозяйства США.

Начал трудовую деятельность в 1962 году. на должности генерального менеджера The Plains Equity Exchange and Cooperative Union, бизнеса, который занимался торговлей зерном и товаров для фермерства, в Плэйнз, шт. Канзас.

Получил три награды от украинской власти: от президента, Министерства иностранных дел Украины и Министерства экономики Украины.

Является основателем и доверенным лицом художественной коллекции “Голодомор глазами украинских художников”, которая включает в себя картины, графику, иллюстрации, плакаты и рисунки. В коллекции насчитывается более 350 работ. Это крупнейшая коллекция, посвященная Голодомору.



Читайте также: