Минобороны выигрывает битву за свои земли и здания

logo


«Дрейф» недвижимых активов оборонного значения остановлен. Теперь на полные обороты заработал режим юридического «реверса». Надеемся, отката назад уже не будет

Министерство обороны Украины продолжает битву не только в противостоянии путинским бродягам на Востоке. Как бы некоторые скептически к этому не относились, а наше ведомство уже более четырех лет воюет с коррупционным «короедом», прогрызшим в теле армии за время ее упадка просторные и не всегда видимые «тоннели» к обогащению. Известно, что для многих чиновников — как из командного корпуса, так и их гражданских «партнеров» во власти и бизнесе, именно процесс сокращения ВСУ и передача якобы лишних для мирной страны ресурсов когда-то открыл путь к приумножению состояния. Общество привыкло к тому, что происходит с армией, и если бы не война, неизвестно, заинтересовалось бы оно так, как сейчас, тем, что происходит с землями обороны и недвижимостью — военными объектами, городками, корпусами вузов, госпиталей …

Теперь оборонное ведомство стараниями его руководства, юристов, прокуроров, сознательных судей (а такие есть!), активистов и журналистов-расследователей все-таки понемногу восстанавливает утраченное — отданные в аренду, на откуп, через мошеннические схемы, «товарищеский лизинг» и просто захваченные земли обороны и другой недвижимый актив

В СОБСТВЕННОСТЬ ВЕДОМСТВА ВОЗВРАЩЕНЫ 70 ТЫСЯЧ ГЕКТАРОВ ЗЕМЛИ

Об успехах сейчас говорить немодно. “Зрада” лучше продается, ее охотнее ставят в заголовки, выносы и титры новостных лент. Ньюз-румы наших СМИ, как информационные гипермаркеты, отчасти заточены на особенности контентного меню и аппетита своего читателя или зрителя. Поэтому этот текст, заранее оповещаю зрадофилов и патологических критиканов, им не понравится — он не из их «меню» и может нанести непоправимый вред стабильному функционированию их уникального когнитивного аппарата.

Итак, наши Вооруженные Силы пока наращивают «мышцы». В частности это касается и развития инфраструктурной составляющей — оживают полигоны, центры подготовки, когда-то забытые воинские части и вузы. Сейчас в сфере управления МОУ находится 1,5 тыс. военных городков, на территории которых расположено более 33 тыс. зданий. Чтобы создать надлежащие условия для размещения воинских подразделений, сейчас в максимальном темпе, с соблюдением требований к качеству и законности, происходит восстановление существующих и строительство новых объектов недвижимости. В том числе и для размещения новосформированных воинских частей. Также строят лагерные городки для боевого слаживания подразделений ВС Украины, восстанавливают столовые и развивают учебные центры.

Как только руководство Минобороны взялось за собственную реанимацию в 2014-м, стало понятно, что от прежних ресурсов оборонных земель и инфраструктуры остались куцые оазисы. Состоялся своеобразный, иногда криминальный, «дрейф» такой недвижимости. С тех пор начали беспрецедентную работу по исправлению ошибок. Первым шагом стало признание: все было — и транжирили, и неэффективно использовали. Но готовы исправиться. В судах по всей стране появились сотни дел, по которым военные юристы пытались доказать незаконность передачи таких активов из сферы управления оборонного ведомства через не всегда правовые процедуры другим хозяйствующим субъектам. Это стало горьким уроком для многих командиров и юристов. Надеюсь, что и прививкой на будущее…

Если подытожить, то за эти годы после рассмотрения в судах поданных военной прокуратурой исков в собственность ведомства возвращено не менее 70 000 га земель и немало объектов. Это позволило многим армейским полигонам и частям восстановить их первоначальный и чрезвычайно важный статус. К примеру, в прошлом году военная прокуратура Житомирского гарнизона вернула Минобороны участок площадью более 3 тыс. га, на которой был военный полигон, отменив решение облсовета о его передаче вопреки земельному законодательству коммерсантам. Знаковым было и расследование военной прокуратурой уголовного производства в отношении незаконного использования земель полигонов на Юге Украины. Суд в прошлом году признал недействительными 14 договоров с несколькими агропроизводителями о совместной обработке земли (всего более 14 тыс. га). Составлен протокол о совершении правонарушения, связанного с коррупцией, на командира воинской части полковника М. До того военная прокуратура Николаевского гарнизона начала уголовное производство по фактам незаконной передачи должностными лицами этой части земель обороны для выращивания сельхозпродукции и по злоупотреблению служебным положением при использовании полученных на основании этих договоров средств. Но и после упомянутых решений суда командир этой части заключил еще шесть дополнительных и подписал два новых соглашения, однако в журнале учета договоров их не зарегистрировал. Установлен и факт уклонения от уплаты налогов путем внесения в отчетности недостоверных сведений. Впоследствии всплыло «ассорти» из различных сделок с привлечением родственников руководителя центра, что изрядно поспособствовало росту благосостояния его семьи. В январе 2017 года суд признал офицера виновным в совершении коррупционного правонарушения.

ГЕНШТАБА И МИНОБОРОНЫ УКРАИНЫ НЕ БЫЛО В ЗЕМЕЛЬНОМ КАДАСТРЕ

По мнению специалистов военной прокуратуры Украины, основой этих нарушений стало отсутствие нормативного урегулирования отдельных правоотношений, связанных с использованием земель обороны, не позволяющее Минобороны воспользоваться законными возможностями получить дополнительные поступления.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 4 Закона «Об использовании земель обороны» воинские части имеют право разрешать по согласованию с органами местного самоуправления и в порядке, определенном Кабмином, физическим и юридическим лицам выращивать сельхозкультуры, выпасать скот, заготавливать сено на землях, предоставленных им в постоянное пользование. Несмотря на то, что согласно ст. 7 этого же закона правительство должно было в течение шести месяцев осуществить нормативное урегулирование указанных вопросов, этого за последние 12 лет сделано не было.

Отдельно стоит признать: до войны полигонам и учебным центрам действительно помогало выжить то, что они сдавали в аренду земли фермерам и агрохолдингам. К примеру, в 2012 году на финансирование полигона «Широкий Лан» выделили… 30 тыс. гривен. Это около 2 гривен на каждый из 28 тыс. га его площади! Часть выжила за счет спецфонда, что наполнялся отчислениями за аренду земель и международные учения «Си Бриз».

Не всегда совместное использование земель соответствовало нормативной базе. Недавно эту проблему подняли в Генпрокуратуре. Данная деятельность сейчас приобретает признаки упорядоченности. Проведение конкурсов на право заключения таких договоров показало: здесь есть определенные возможности для получения дополнительного финансового ресурса. По информации ГлавКЭУ ВСУ, в 2017-м по таким договорам поступило почти 75 млн грн. Итак, вывод очевиден: оборонное ведомство из-за неэффективного совместного землепользования ранее теряло не менее 75 млн грн в год.

Следует отметить, что нарушениям при использовании земельных участков способствовал ненадлежащий их учет. Так, расхождение между данными Минобороны и Государственной службы Украины по вопросам геодезии, картографии и кадастра по площади земель, на которых размещены воинские части и подразделения, составляло в 2016-м 118 тыс. га. Из 533,7 тыс. га земель обороны, числившихся за МОУ, на около 30% площадей вообще отсутствовали какие-либо правоустанавливающие документы. Справедливости ради замечу: ведомство очень плотно занялось именно оформлением таких документов на свои земли. И начали в 2017-м с военного городка на Воздухофлотском проспекте, 6 в Киеве. Именно здесь расположены Минобороны и Генштаб. На землю под их зданиями не было первичных правоустанавливающих документов, в частности кадастрового номера. Теперь есть. До того, как и во многих других частях, оперировали старыми государственными актами 40-х — 60-х годов прошлого века, хотя отчасти те документы или их копии уже в достаточно плохом состоянии. И таких данных об активах Минобороны во многих случаях не было в современных базах Держгеокадастра, чем некоторые успешно пользовались, что привело к временной утрате земель обороны. И вот имеем определенный прогресс — на конец 2017 года такое расхождение в данных уменьшилось до 40 тыс. га. И Конституционный суд в конце концов постановил: отсутствие у воинских частей правоустанавливающих документов, актов вовсе не является основанием для утраты права на пользование этими активами!

ЗА ОПРЕДЕЛЕННЫМИ КЛЮЧЕВЫМИ ОТЧУЖДЕНИЯМИ СТОЯТ ВЛИЯТЕЛЬНЫЕ БИЗНЕС-ФИГУРЫ

Ускорить процесс правоопределения нелегко, ведь внесение всех земель обороны в Держгеокадастр, их регистрация требуют немалых финансов и времени. Определенной преградой становится и процедура согласования с местными органами власти, поскольку фактически МОУ — землепользователь, а владельцы участков — упомянутые органы власти. Не во всех случаях они идут навстречу. Секрет такой позиции банально прост: не хочется терять ресурс. Некоторые из чиновников до сих пор по старой привычке стремятся воспользоваться «лазейкой» для перевода земель обороны в коммунальный или иной статус. Так же произвольно относятся они к освобождению от уплаты земельного налога, входящему в полномочия местной власти. Одни освобождают военные части от него, другие — нет. А с госпредприятий МОУ вообще взымают максимальные суммы налога.

Так, уже имеется немало постановлений суда о признании недействительными решений местных органов власти о переводе земель обороны в статус земель запаса. Но даже при их наличии квартирно-эксплуатационные органы не всегда принимают соответствующие меры для госрегистрации этих участков. Поэтому для желающих появляется «окно» для повторного отчуждения недвижимости. Кроме полигонов Минобороны, надо возвращать санатории, базы отдыха и тому подобное.

Итак, с 2014 года идет активное истребование ресурсов Минобороны из незаконного владения. Осенью 2016-го Министр обороны Украины Степан Полторак поручил создать реестр всех фондов и земель ведомства, ведь в этой области как специальные комиссии министерства, так и правоохранительные органы находили немало нарушений. Пока эта работа не завершена. Кстати, больше всего таких нарушений совершено в начале — середине «нулевых» годов. Преимущественно в Одесской области и на Западной Украине, в Киеве, Харькове и Днепре (тогда — Днепропетровске). Юридический бэкграунд каждой истории непростой. Примечательно, что люди бизнеса, задействованные в них, нередко оказывают давление на Фемиду или военное представительство. Хорошо понимая, что в суде проигрывают, они пытаются влиять на рассмотрение судебных дел через политиков и прессу. Так, многие «разоблачительные» публикации о ресурсных делах в Минобороны появляются именно тогда, когда в судах на завершающую стадию выходит иск МОУ по возврату особо важных активов. Это один из элементов борьбы бизнес-структур, которым в свое время через коррупционные схемы достались лакомые куски военной недвижимости. Неудивительно, что за определенными ключевыми отчуждениями стоят влиятельные фигуры, у которых есть собственные медиа.

В Виннице коррупционным путем вывели из сферы управления Минобороны полгектара земли в пользу строительной компании, которая под видом реконструкции одноэтажки строила высотку. Сейчас участок снова в активе государства.

Несколько затрудняют возвращение земель обороны процессуальные сроки исковой давности, которые составляют три года. Конечно, суды удовлетворяют требования и свидетельствуют правоту МОУ. Так, Хозяйственный суд Киева признал и постановил: КГГА без надлежащих полномочий прекратила права на пользование отдельными землями Минобороны. Однако часто Фемида отказывает по существу исковых требований к производству из-за истечения срока исковой давности: слишком давними являются нарушения.

Военные юристы отмечают: многие контрагенті «земельных сделок» являлись владельцами оборонных активов. И здесь не исключены мошеннические схемы, когда совершается несколько перепродаж, передач в субаренду. В конце концов на участках или предприятиях начинают работать так называемые добросовестные правоприобретатели. Эти проблемы есть,  на все же в судебном порядке, хотя трудно и долго, но проводятся процедуры реституции земель обороны. Тогда упомянутые контрагенты выбирают в судах такую ​​тактику. Мол, признаем договор недействительным, но что делать с построенными объектами, привлечением инвесторов? Юристы понимают: простого решения вроде «снести здания» не будет. Тогда находят компромисс, например, Минобороны получает возмещение в виде квартир для военных.

«ДРЕЙФ» НЕДВИЖИМЫХ АКТИВОВ ОСТАНОВЛЕН. ВКЛЮЧЕН РЕЖИМ ЮРИДИЧЕСКОГО «РЕВЕРСА»

Крайне нелегким был процесс по возвращению земель Тарутинского общевойскового полигона в Одесской области. В 2005 году незаконнымих действиями органов местной власти его изъяли из сферы управления МОУ — как де-юре, так и де-факто. По распоряжению Тарутинской РГА состоялся «дрейф» этих 23,2 тыс. га в земли запаса. Следующий шаг в узаконивании аферы — распаевывание 11 тыс. га этой территории между хозяйствующими субъектами — юридическими лицами и фермерскими структурами. В 2009 году работы по возврату этой латифундии активизировали, но на уровне деклараций. В 2015 году Юридический департамент Минобороны начал проверять всю договорную базу и в целом провел аудит использования земель обороны. Интересно, что распоряжение райгосадминистрации признано судом незаконным еще в 2012-м. Однако Тарутинская РГА отказалась добровольно выполнять решение служителей Фемиды. И на земле снова начали хозяйничать многочисленные арендаторы. Причем районная власть уже после решения суда самовольно изъяла еще около 600 га земель обороны! Изменения начались, когда военные юристы взялись сопровождать 18 дел. Из незаконного владения удалось вернуть почти половину площадей. Работа эта требует определенного времени и «юридического мужества».

Как иллюстрация — договор, заключенный одной из фирм на Столичном шоссе Киева, противоправным способом разделившей 24 га земель обороны приблизительно на 200 участков. Отменять пришлось каждое решение отдельно. Суд сначала отказал из-за истечения сроков исковой давности. Но помогло открытие уголовного производства в отношении должностных лиц, что открыло перспективу пересмотра гражданского иска.

Однако есть действительно рекордные за формальными объемами процессы. Это история с уникальным Новопетровским полигоном площадью 2,8 тыс. га неподалеку от Бердянска, назначение которого — проведение зеркальных стрельб. Его 11 лет назад незаконно распаевала Бердянская РГА в пользу почти 1,3 тысячи местных жителей. Сейчас завершается возвращение участков и отмена государственных актов. Соответственно, в рассмотрении находились … 1,3 тысячи дел! Интересно, что треть землевладельцев, поняв абсурдность ситуации, добровольно вернула наделы.

Надеюсь, у нас уже никогда не повторится история, случившаяся с госпиталем в Днепре, когда с началом войны шел поток раненых, а размещать их было негде, потому что в 2007-м значительную часть заведения отдали коммерсантам. В 2015 году Фонд госимущества, представители Минобороны, военной прокуратуры начали совместную работу по отмене соглашения, по которому незаконно передали госпитальную недвижимость. Бизнесу отдали даже бомбоубежище! В том же году военные выиграли суд первой инстанции, отменив незаконное соглашение. Коммерсанты подали апелляцию в Хозяйственный апелляционный суд Днепропетровской области, который ее не удовлетворил. Но кассационной инстанцией было отменено возвращение оборонных активов. И только в ноябре 2016-го Высший хозяйственный суд таки подтвердил законность решения первой инстанции. Кстати, и тут помогло активное участие неравнодушной части общественности, в частности волонтеров. Когда дело рассматривали по второму кругу, процесс шел не в зале суда, а в здании райгосадминистрации — ради публичности. Тогда для этого отдали почти весь ее второй этаж! На заседание приходило невероятное количество людей. И это подействовало: военным юристам удалось доказать, что корпуса госпиталя фактически стали предметом запрещенной бартерной операции. Врачи то время вспоминают с ужасом, ведь даже то небольшое помещение госпиталя, что осталось и где ютились раненые и медики, также в правовом отношении не принадлежало военным, а той же фирме, которая передала имущество в субаренду своим партнерам! «Дрейф» недвижимых активов оборонного значения остановлен. Теперь на полные обороты заработал режим юридического «реверса». Надеюсь, отката назад уже не будет…

Геннадий Карпюк, «Народная армия»