Крым: пойти и не вернуться. Как убивают и похищают на оккупированном полуострове

logo


С самого начала оккупации российская пропаганда напирала на то, что аннексия Крыма прошла мирно и бескровно. Но это не так. Только за первые месяцы на полуострове похищено или незаконно задержано более двух десятков украинских активистов, 1 убили, судьба ещё пятерых неизвестна. В дальнейшем похищать людей стали реже, но регулярно. В течение двух лет исчезло ещё 9 человек, в этом процессе были задействованы российские силовики. Также есть ряд смертей и исчезновений, в которых, по мнению правозащитников, российские правоохранительные органы не провели нормального расследования. Всего с начала оккупации в Крыму похищено более 40 человек, судьба 18 до сих пор неизвестна.

Период оккупации

В марте 2014-го бесчинствовала крымская «Самооборона» при поддержке ФСБ и российской армии. Проукраинских активистов демонстративно забирали прямо на улице при полном бездействии украинской милиции. Первой жертвой стал крымский татарин Решат Аметов, вышедший с одиночным пикетом к Совмину АРК 3 марта 2014 года. Люди в камуфляже после небольшой стычки затолкали его средь бела в машину и увезли. Через полторы недели, 15 марта, его обезображенное тело со следами пыток нашли в селе Земляничное Белогорского района Крыма.

Через несколько дней, 7 марта, участники Майдана Иван Бондарец и Валерий Ващук приехали в Крым. На ж/д вокзале Симферополя они развернули украинский флаг, к ним подошла милиция и задержала для проверки документов. Мужчины успели позвонить родственникам, сказали, что их отпустили и они идут на встречу с координатором, но после этого об их судьбе ничего неизвестно.

Некоторые активисты даже не успевали доехать до полуострова — на блокпостах стоял пророссийский «Беркут», который при малейшем подозрении задерживал людей и передавал «Самообороне», казачеству или российским солдатам. Кого-то держали в подвале военкомата Симферополя, подвергали пыткам. После переговоров в марте оттуда освободили 17 человек.

Всего с начала оккупации в Крыму похищено более 40 человек, судьба 18 до сих пор неизвестна

В Севастополе 15 марта был похищен активист Автомайдана Василь Черныш. Он занимался помощью заблокированным украинским частям, помогал в освобождении других задержанных в Крыму активистов.

Последними в первой серии похищений стали Сейран Зинетдинов и Тимур Шаймарданов. Они познакомились, когда помогали заблокированным украинским военным, позднее создали организацию «Украинский дом». Крымская «Самооборона» была в курсе инициатив Тимура и Сейрана. Шаймарданов пропал 26 мая в Симферополе, вышел из дома и не вернулся. Его поисками занялся Сейран Зинединов. 30 мая он встретился с женой Тимура недалеко от своего дома в Строгоновке и высказал предположение, что того похитила «Самооборона». По пути назад, в нескольких сотнях метров от своего дома, его затолкали в машину и увезли.

Друзья пытались установить местонахождение Зинетдинова. По информации мобильного оператора, мобильный телефон включался в пансионате «Дельфин» под Евпаторией. Там же неподалёку включался и телефон Шаймарданова. Приехавших друзей на территорию пансионата охрана не пустила. Также была странная история с обменом — по словам матери Шаймарданова, 31 мая 2014 ей позвонил постоянный представитель президента Украины в АРК Наталья Попович, которая сказала, что Тимура должны обменять на следующий день. Родственники подготовили машину, но к ним никто не обратился. Больше о судьбе похищенных ничего не известно.

Вторая волна

После недолгого затишья осенью 2014 года начались целенаправленные похищения крымских татар. Этот период отличается более профессиональным исполнением, характерным для спецслужб. Первыми жертвами стали Ислям Джеппаров и его двоюродный брат Джевдет Ислямов. 27 сентября 2014 года в селе Сары-Су возле Белогорска Исляма Джеппарова и Джевдета Ислямова неизвестные в чёрной униформе затолкали в микроавтобус «Фольксваген» и увезли в сторону Феодосии. Похищенные являются родственниками Абдурешита Джеппарова, ветерана крымскотатарского национального движения. Самопровозглашённый «премьер» Крыма Сергей Аксёнов пообещал лично контролировать ход расследования, но никаких результатов это не дало.

25-летний Эдем Эсанов из города Саки пропал в конце сентября. Его нашли повешенным 6 октября в заброшенном санатории на окраине Евпатории. По информации некоторых источников, на теле Асанова были многочисленные синяки. Правозащитники не исключают, что эта смерть может быть связана с делом Сенцова — в списке разыскиваемых фигурировал тёзка погибшего Э. Асанов. Его могли похитить по ошибке, а после того, как это стало понятно, инсценировать самоубийство. В этот же период произошло ещё несколько исчезновений, которые стали резонансными на фоне предыдущих похищений, хотя следов причастности к этому российских силовиков выявлено не было.

После недолгого затишья осенью 2014 года начались целенаправленные похищения крымских татар. Этот период отличается более профессиональным исполнением, характерным для спецслужб

Следующие исчезновения начались летом 2015 года с похищения учителя физкультуры и соблюдающего мусульманина Мухтара Ариславнова. 27 августа в Симферополе по дороге на рынок два человека в форме полиции посадили его в микроавтобус и увезли. Российский следственный комитет возбудил уголовное дело, и также безрезультатно.

Следующим в череде похищений стало исчезновение Руслана Ганиева и Арлена Терехова в Керчи в декабре 2015 года. Оба были прихожанами одной мечети. Жена Ганиева сообщала, что накануне похищения за их домом из микроавтобуса следили люди. Утром в день исчезновения, 15 декабря, вскоре после ухода мужа, Ганиева слышала звук захлопывающейся двери автобуса. Об исчезновении Терехова стало известно в тот же день в ходе поисков Руслана.

В апреле 2016 года пропал 61-летний предприниматель Арсен Алиев. После оккупации он выехал на материковую Украину, но регулярно ездил в Крым, имея там цветочный бизнес. 11 апреля на автостанции г. Саки двое человек посадили его в машину и увезли. Местные таксисты утверждали, что ранее видели, как из этой машины выходили люди в униформе.

Самым резонансным в Крыму стало похищение члена Всемирного конгресса крымских татар Эрвина Ибрагимова. 24 мая 2016 года в Бахчисарае его машину остановили люди в униформе российского ГИБДД. На видеозаписи с камер близлежащего магазина видно, что он вырвался и пытался убежать, но его схватили и увезли. Расследования, проведённые украинскими и оккупационными властями Крыма, никаких результатов не дали.

Есть случаи, когда похищенных отправляли на скамью подсудимых. В сентябре 2014 киевлянин Валентин Выговский отправился в Симферополь по личным делам. Близкие ничего не знали о его местонахождении, но в ходе собственных розысков выяснили, что его задержали сотрудники ФСБ вместе с «Самообороной» на вокзале Симферополя. Уведомление об аресте родственники получили только через 2,5 недели — российские «власти» в Крыму обвинили Валентина в шпионаже в авиакосмической сфере. Впоследствии местный суд приговорил Выговского к 11 годам лишения свободы.

В ноябре 2014 из Киева предположительно сотрудниками ФСБ был похищен бывший крымский милиционер и участник Майдана Александр Костенко. Его вывезли на территорию РФ, но в Брянске он бежал. Поскольку документов у мужчины не было, пересечь границу РФ и Украины он не мог. Из Крыма за ним выехал его отец, Фёдор Костенко, и благополучно довёз до Симферополя. Несколько месяцев он скрывался у своих родителей в Симферополе, а 5 февраля 2015 года был повторно похищен. В течение суток Александра Костенко пытали, после чего объявили о задержании. После ареста сына 1 марта 2015 года Федор Костенко выехал на материковую Украину, где сообщил о пытках, применяемых к его сыну. На обратном пути, предположительно 2 марта, Костенко-старший исчез. Информации о том, пересекал ли он административную границу с Крымом, нет. Сегодняшнее местонахождение мужчины неизвестно. Александр Костенко приговорён к 3 годам 11 месяцам лишения свободы, наказание отбывает в колонии в Кировской области РФ.

«На полуострове бытует мнение, что пропавшие живы, но содержатся в секретных тюрьмах, а огласка им вредит»

Виновные

Среди сил, которые подозреваются в похищениях, правозащитники выделяют крымскую «Самооборону», дружинников «Русского единства» и казачество. Точная информация известна только о руководстве этих формирований. В первую очередь это Сергей Аксёнов, тогдашний глава «Русского единства», а также сопредседатель этой партии Сергей Цеков. Отрядами «Самообороны» командовал Михаил Шеремет, а казаками – Николай Долуда, атаман кубанского казачьего войска. Со стороны российских спецслужб известно о причастности к похищениям известного российского боевика Игоря Безлера, а также сотрудницы ФСБ Ольги Кулыгиной. О рядовых исполнителях неизвестно практически ничего, за исключение бывшего сотрудника СБУ, а ныне майора ФСБ Андрея Тишенина, участвовавшего в пытках Александра Костенко.

Семьи пропавших сталкиваются с давлением со всех сторон. Многим поступают анонимные угрозы. На полуострове есть мнение, что пропавшие живы, но содержатся в секретных тюрьмах, а огласка им вредит. Местные правоохранители не торопятся проводить расследования, в частных разговорах обвиняют пропавших людей в терроризме, мол, те уехали воевать в Сирию. Украинские силовики из-за оккупации провести тщательное расследование не могут.

Данный отчёт правозащитники планируют передать в рабочую группу ООН по насильственным исчезновения, прокурору Международного уголовного суда в Гааге, а также украинским спецслужбам. Международное давление на страну-агрессора с требованием провести расследование остаётся единственным способом для семей похищенных узнать судьбу своих близких.



Читайте также: