Энергомост «Украина—Европейский Союз»: какую роль он может сыграть в европейской энергореволюции?

logo


Проект будет важным тестом на инвестпривлекательность энергетической отрасли Украины.

Консорциум международных компаний EDF Trading, Westinghause, Polenergia International подал 3 августа в Министерство энергетики и угольной промышленности Украины технико-экономическое обоснование проекта «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз».

На заседании рабочей группы по реализации проекта, образованной по приказу Минэнергоугольпрома от 17 октября 2016 г. №660, одобрено заключение по результатам анализа эффективности осуществления государственно-частного партнерства проекта, которое отослано Министерству экономического развития и торговли для согласования. Также проведено заседание секции «Электроэнергетика» Научно-технического совета Минэнерго, в ходе которого одобрена схема подключения блока №2 Хмельницкой АЭС к европейской энергосистеме.

Это первое подобное предложение государственно-частного партнерства не только в энергетическом секторе Украины, но и на международно-государственном уровне. Предложенный проект открывает новые горизонты как для энергетического сектора, так и для повышения геополитического значения Украины в Центральной Европе.

Еще до сих пор слышны отголоски визита президента США Дональда Трампа в Варшаву на конференцию «Инициатива трех морей», на которой обсуждался проект строительства энергетического хаба в Центральной Европе. Следует отметить, что обсуждение состоялось без официального участия самой потенциально энергетической силы в регионе, то есть без Украины.

Вместе с тем украинский системный оператор НЭК «Укрэнерго» подписал соглашение о сотрудничестве в проекте синхронизации с ENTSO-E — обществом европейских операторов, выполняющим согласно условиям Третьего энергетического пакета функцию регулятора энергорынка.

Беларусь в 2019 г. вводит в эксплуатацию первый из двух блоков Островецкой АЭС, находящейся всего в 51 км от Вильнюса. Электроэнергия, производимая первым блоком (мощностью 1200 МВт), в полном объеме будет экспортироваться на европейские рынки.

Эти и другие сигналы указывают на появление новых мощных операторов европейского энергорынка и на формирование новой модели энергетического рынка в Центральной Европе уже в ближайшее время. Каким будет место Украины в будущей электроэнергетической еврореволюции? Сможет ли украинская энергетика стать одной из основ экономического развития? Где в геополитической мозаике место проекта «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз»? И, наконец, что происходит с синхронизацией энергетических систем Украины и Евросоюза?

Чтобы ответить на эти вопросы, вернемся к предложению консорциума EDF Trading, Westinghouse, Polerergia International. Консорциум предлагает, базируясь на модели государственно-частного партнерства, осуществить ряд инвестиций, в том числе в модернизацию и восстановление линии электропередачи 750 кВ Хмельницкий—Жешув. Такие инвестиций позволят экспортировать электроэнергию, полученную «Энергоатомом» со второго блока (мощностью 1000 МВт) Хмельницкой АЭС, на европейский рынок.

Инвестирование в новые энергогенерирующие блоки — это многолетний период. Поэтому консорциум предлагает сбалансировать экспорт со второго блока Хмельницкой атомной электростанции, вводя инвестиции в инфраструктуру ГП НАЭК «Энергоатом», позволяющие усилить энергетический потенциал. Инвестиции, которые могут повысить эффективность и таким образом создать новые мощности. Влияние этих инвестиций может быть краткосрочным и иметь положительные последствия для энергетической системы Украины в виде новых измеримых мегаватт. Кроме того, «Энергоатом» получит валютные средства от экспорта электроэнергии в рамках долгосрочного контракта, которые будут направлены на завершение строительства третьего блока и начало строительства четвертого блока Хмельницкой АЭС. Эта концепция была определена распоряжением Кабинета министров Украины №671-р от 15 июня 2015 г. «О начале Пилотного проекта «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз».

Может ли ГП НАЭК «Энергоатом» сегодня получить коммерческий кредит для инвестирования? Такая ситуация выглядит маловероятной и нерентабельной, учитывая все еще негативный рейтинг инвестиционной привлекательности Украины и валютные колебания гривни. Поэтому затраты на получение капитала были бы слишком большими. Само финансовое положение «Энергоатома» с учетом задолженности является серьезным барьером для коммерческого финансирования на сегодняшний день.

Модель, предложенная консорциумом, не нуждается в ни государственных гарантиях, ни в привлечении бюджетных средств. У ГП НАЭК «Энергоатом», благодаря такой модели, появится шанс получить доступ к международным финансовым рынкам и средствам, необходимым для модернизации и технологической диверсификации. Также предприятие сможет получить финансовые ресурсы, гарантией которых станет долгосрочный экспортный контракт.

Кроме того, уже в начале инвестирования «Энергоатом» будет создавать новые рабочие места и инициирует инвестиционную программу, которая будет стимулировать развитие как в регионе расположения АЭС, так и в макроэкономическом масштабе.

Привлечение партнеров из Европейского Союза и США чрезвычайно важно для создания привлекательного имиджа украинской энергетики. Это станет серьезным толчком для потенциальных инвесторов вкладывать средства в Украину. Предварительные оценки показывают, что проект может быть реализован на протяжении 18 месяцев.

ЛЭП 750 кВ Хмельницкая АЭС—Жешув была выведена из эксплуатации в 1993 г. как следствие синхронизации энергетических систем Польши и Евросоюза. На протяжении 24 лет этот дорогой актив не использовался. Проект «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз», возобновляя эксплуатацию указанной ЛЭП 750 кВ, является первым этапом проекта синхронизации энергетических систем Украины и Евросоюза. Происходит демонополизация энергетической политики России на международной арене, ведь прошло 26 лет с момента развала военно-политического союза Варшавский договор (закончил свое существование 1 июля 1991 г.). Но и в дальнейшем в энергетической сфере РФ диктует правила функционирования и модель, которую можно назвать современным Варшавским энергетическим договором.

Балтийские страны хоть и являются членами Европейского Союза и НАТО, но все еще находятся в системе, унаследованной со времен холодной войны, а именно — в энергосистеме IPS/UPS, полностью контролируемой Москвой. Аналогично дело выглядит с Украиной и Молдовой.

Энергетическая безопасность — это также электроэнергетическая безопасность, это защищенность от кибератак, свободный контроль над национальными энергетическими системами. Понятие безопасности состоит также в партнерском сотрудничестве с соседними странами по совместному планированию сети, взаимодействию в критических ситуациях и строительству трансграничных соединений. Может ли такое сотрудничество в современных условиях осуществляться между Россией и Украиной или странами Балтии и Россией?

Реализуя проект «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз», ГП НАЭК «Энергоатом» становится стратегическим энергетическим субъектом Центральной Европы. Поэтому такими темпами, несмотря на протесты стран Балтии, в Беларуси строится Островецкая атомная электростанция.

Благодаря этому проекту Украина сможет трансфером через Польшу экспортировать электроэнергию в страны Балтии. А также стать стратегическим компонентом для создания энергетического хаба в Центральной Европе. Проектная энергогенерирующая мощность Украины составляет 55000 МВт, а Польши — 38000.

Именно поэтому так важны детерминация и темпы реализации проекта. Электроэнергию в рамках проекта «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз» можно будет экспортировать в Польшу, Словакию, Румынию, Венгрию, а через эти страны — на рынок Евросоюза.

Существует, конечно, сильная оппозиция к проекту. Главный вопрос, заставляющий усомниться в нашей стране, заключается в том, следует ли экспортировать энергию со второго блока Хмельницкой АЭС на рынок ЕС и не принесет ли это убытки энергетической системе Украины?

Мощность энергетической системы Украины составляет около 55 тыс. МВт, потребляется лишь от 18 тыс. до 22 тыс. МВт электроэнергии. Вместе с тем на украинский экспорт на данный момент приходится лишь 3% от производства. Таким образом, приблизительный размер системных убытков, по данным Минэнергоугольпрома, достигает 13%.

Но может ли экспорт 1000 МВт повлиять на ухудшение энергетического баланса Украины, который и так положительный? «Энергоатом» получит средства на строительство новых блоков, а предложенные краткосрочные инвестиции позволят частично компенсировать экспорт.

Противники проекта есть также и в Польше. Протекционистское польское правительство хочет сохранить долю в 90% угольной энергетики в энергетической смеси для защиты горнодобывающей отрасли. Проблема заключается в том, что за пять месяцев 2017 г. (данные за первое полугодие будут доступны лишь через несколько дней) импорт каменного угля в Польшу составил 3,8 млн т против 3,2 млн за такой же период 2016-го. Импорт угля из России, где и мы покупаем его больше всего, составил 2,3 млн т против 2 млн годом ранее. Импорт этого года в Польшу может увеличиться на 2 млн т по сравнению с прошлым годом.

Польша через соединение с Литвой Litpol импортирует электроэнергию, в том числе из России. В Польше на протяжении многих лет тормозятся все работы по открытию энергетического соединения Хмельницкий—Жешув 750 кВ. Единственное, что работает, — это линия 220 кВ с экспортной мощностью 235 МВт. Поляки обеспокоены тем, что проект «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз» с экспортом продукции со второго блока 1000 МВт может угрожать польскому угольному сектору. Но опасения напрасны, потому что объем потенциального энергоэкспорта из Украины составил бы около 1% от потребностей польского энергетического сектора. Иными словами, вряд ли потенциально возможный экспорт электроэнергии из Украины может повлиять на ее рыночную цену в Польше.

Начиная проект синхронизации энергетических систем Украины и Европейского Союза и первый этап проекта энергетического моста, нужно помнить историю стран Балтии, которые, несмотря на членство в НАТО и ЕС, на протяжении почти 16 лет пытаются отсоединиться от энергосистемы, контролируемой Россией. Сегодня страны Балтии всерьез задумываются над альтернативой — соединением энергосистем с Польшей через Швецию. Полная синхронизация стран Балтии означает необходимость создать линию от России до Калининградской области. Вот как об этом высказался Путин в интервью итальянской Corriere della Sera от 20 июня 2015 г.: «А что происходит на практике? Например, прибалтийские страны вступили в Европейский Союз. Хорошо, нет проблем. Но сегодня нам говорят, что эти страны, которые являются частью энергетической системы бывшего Советского Союза и России, должны присоединиться к энергетической системе Европейского Союза. Мы спрашиваем: есть ли проблемы с поставками энергии или любые другие проблемы? Почему это необходимо? — Нет, проблем нет, но мы решили, что так будет лучше. Что это означает для нас на практике? Это означает, что мы будем вынуждены создавать дополнительные мощности в некоторых западных регионах России, потому что линии передачи электроэнергии, проходящие через страны Балтии, поставляют энергию в некоторые регионы России и наоборот, и все они будут теперь подсоединены к Европе, а мы должны построить в нашей стране новые линии электропередачи, чтобы обеспечить доставку электроэнергии. Это будет стоить нам около 2–2,5 млрд евро.

Теперь давайте рассмотрим Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Оно не настаивает на необходимости присоединения Украины к европейской энергетической системе, но лишь допускает такую возможность. Если это произойдет, нам придется израсходовать не 2,5–2 млрд долл., а возможно, около 8–10 млрд евро с этой же целью. Вопрос: для чего это необходимо, если мы верим в создание единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока? Какова цель Восточного партнерства Европейского Союза? Либо она заключается в интеграции всей территории бывшего Советского Союза в одном пространстве с Европой, я повторяю еще раз, от Лиссабона до Владивостока, либо в вырезании чего-то и создании новой границы между современной Россией и западными территориями, включая, скажем, Украину и Молдову?» .

Геополитика будет неотъемлемым элементом процесса реализации проекта «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз». Поэтому важно привлечь таких убедительных и авторитетных международных партнеров. Предлагаемое консорциумом технико-экономическое обоснование пройдет оценку Министерства энергетики и других министерств и государственных органов. Только на основании их заключений будет подготовлен и проведен открытый, прозрачный тендер, в результате которого выберут победителя. Тендер планируется провести в конце 2017 г.

Проект «Энергетический мост «Украина—Европейский Союз» привлекает внимание многих потенциальных инвесторов из Евросоюза, Азии и США, а также и из самой Украины. Также возможно участие других консорциумов, которые смогут как обеспечить технологические вопросы, так и гарантировать долгосрочную торговлю электроэнергией в ЕС. Критерии конкурса и модель государственно-частного партнерства требуют понимания сущности партнерства и взаимной выгоды.

Одно можно сказать наверняка: проект будет очередным сложным экзаменом для украинской власти, а также важным тестом на инвестиционную привлекательность энергетической отрасли Украины для международных компаний.



Читайте также: